Участники геологоразведочной экспедиции на р. Ухту 1919 г. сидят слева направо И. С. Маевский – буровой техник, В. Ю. Черкесов – коллектор, В. К. Летченко – буровой техник, В. В. Вебер – коллектор, В. С. Миронов, И. А. Фейт, Ю. Н. Шейнман – коллектор, Доенин; стоят В.М. Козловский – геолог, С. И. Александров – кассир, Р. И. Новосельцев – бухгалтер, неизвестный, неизвестный, А. И. Косыгин – руководитель экспедиции, А. А. Стоянов – техрук. экспедиции, И. А. Долинкевич – топограф, М. К. Кузьмин – десятник, В. Я. Фомичев – коллектор, красноармеец.
Фото из архива А. Н. Козулина

oil-for-ussr-1

Советский период для Ухты начался активным возобновлением интереса к нефти. Страна нуждалась в топливе. Вопрос о нефтяной Ухте всегда был в поле зрения советского правительства во главе с В. И. Лениным. Блок ленинских документов об Ухте содержит многочисленные записки, поручения, телеграммы о снаряжении экспедиций, концессиях, составленные в Совнаркоме, Малом Совнаркоме и ВСНХ.

 oil-for-ussr-2

Соловьев Александр Семенович 1858 — 26.12.1936. Автор записки об Ухтинской нефти на имя В. И. Ленина.
Фото из архива Ф. М. Трубачева

 

 

 

 

Калицкий Казимир Петрович 1873-1944. Геолог-нефтяник. Окончил Петербургский горный институт (1899). Исследовал нефтеносные районы в Средней Азии и на Кавказе. Автор одного из первых учебников по геологии нефти. Осужден в 1930 г. по делу о вредительстве в нефтяной промышленности. Направлен на Воркуту, затем в Ухту. После освобождения в 1942 г. жил и работал в Ухте

В ноябре 1917 г. Особое Совещание по топливу в Петрограде запросило Геологический комитет о возможности промышленной эксплуатации Ухтинских нефтяных месторождений. 19 марта 1918 г. Геологический комитет дал отрицательный ответ, заявив, что месторождение промышленного значения не имеет, ибо удалено от населенных центров и лишено путей сообщения между ними. Тем не менее, уже в апреле 1918 г. взгляд на Ухтинское нефтяное месторождение изменился. Советское правительство — Совнарком выделило решением 30 апреля 1918 г. на содержание Геологического комитета и на производство геологических исследований 2492 рубля. В результате в мае того же года в план геологических работ нефтяной секции на 1918 год включено геологическое обследование Ухтинского нефтяного месторождения.

Инициатива советского правительства сопровождалась многочисленными обращениями активных граждан с просьбами начать работы на нефтяной Ухте. 10 апреля 1918 г. нижегородцы П. Иванов и Н. Киселев написали председателю СНК В. И. Ленину обстоятельное письмо о необходимости разведки Ухтинского нефтяного района. 27 мая 1918 г. в главный хозяйственный орган Советского государства — Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) обратился с докладной запиской об ухтинской нефти петроградский инженер А. А. Юстицкий. В конце мая 1918 г. в ВСНХ поступило ходатайство Пермского губернского о необходимости послать в Печорский край научную экспедицию и выделить 250 тыс. рублей. Целью экспедиции являлось исследование нефтяного района на реке Ухте. Наконец, 8 июля 1918 года горный инженер В. И. Стукачев, изучавший Ухтинский нефтяной район в 1911-1913 гг., обратился в ВСНХ с предложением начать промышленную эксплуатацию нефтеносной Ухты путем бурения неглубоких скважин и организовать переработку ее здесь же, в Ухте, на небольшом нефтяном заводе.

23-30 сентября 1919 А. С. Соловьев, заведующий главной бухгалтерией отделов труда г. Москвы и Московской губернии, обратился к председателю Совета Народных Комиссаров с докладной запиской о необходимости разведки и промышленной эксплуатации Ухтинского нефтяного месторождения.

К осени 1918 г. с отсечением Баку от центральных районов страны в ходе гражданской войны вопрос о керосине и бензине стал катастрофическим. Начался топливный голод. Это ускорило события на Ухте.

Первой на Ухту в июле — августе 1918 г. отправилась экспедиция руководителя нефтяной секции геологического комитета К. П. Калицкого. В ее состав вошли: геолог А. А. Стоянов, горный мастер А. А. Волкович. Они обследовали все имеющиеся в этом районе нефтяные разведочные скважины. К. П. Калицкий, сопоставляя ценность добытой на Ухтинском месторождении нефти со стоимостью скважин, пришел к выводу об убыточности добывания нефти. «Цифра (добываемой нефти) настолько мала, — писал он, — что невыгодность эксплуатации Ухтинского месторождения, по крайней мере, при теперешних условиях, становится очевидной даже без подробных отчетов о себестоимости нефти».

Топливный голод, охвативший Петроград летом и осенью, стал причиной отправки в 1918 г. еще одной экспедиции на Ухту. Она была организована правлением Путиловского завода в составе: горного инженера А. И. Сермягина, горного техника А. Ф. Вайполина, члена фабрично-заводского комитета М. В. Бурцева. Члены экспедиции, выехав 3 сентября 1918 года из Вологды, побывали на Варваринском промысле инженера А. Г. Гансберга, взяли пробы ухтинской нефти и вернулись 22 октября в Котлас, убедившись еще раз, что немедленно получить нефть с Ухтинского месторождения невозможно.

 oil-for-ussr-3

Вайполин Александр Федорович. Доцент Ленинградского горного института, лауреат Государственной премии СССР

В декабре 1918 г. на заседании Геологического комитета было заслушано сообщение К. П. Калицкого об Ухтинском нефтяном районе. Несмотря на отрицательный отзыв об эксплуатации этого месторождения, коллегия Главнефти 12 декабря 1918 г. постановила расходы по Ухтинскому району перенести из графы условных расходов в графу расходов твердонамеренных. Определяющую роль в данном решении сыграли теоретические расхождения во взглядах на геологическое строение Печорского края между Калицким и И. М. Губкиным.

В феврале 1919 г. геологоразведочный отдел Главнефти представил проект разведочных работ на Ухте, а в мае утвердил состав новой экспедиции в количестве около 20 человек. Руководитель экспедиции — инженер А. И. Косыгин, ответственный за геологические работы — геолог А. А. Стоянов. Двумя отрядами 26 июня 1919 г. из Петрограда и Москвы экспедиция выехала в Вологду, а оттуда в Котлас и далее речным путем по Вычегде и Выми. Но добраться до реки Ухты экспедиция не смогла, так как этот район заняли белые войска. Пришлось провести поиски на реке Вымь, где были обнаружены выходы горючих сланцев. Осенью экспедиция вернулась назад. Но составленный для экспедиции план изучения Ухтинского района стал впоследствии составной частью программы геологической экспедиции 1929 года.

Одновременно повышенный интерес высших государственных органов к северу России был закреплен созданием 30 января 1919 г. в составе народного комиссариата торговли и промышленности комиссии по изучению и практическому использованию Русского Севера. Председателем президиума комиссии назначили представителя Российской академии наук И. П. Толмачева, заместителями — А. Е. Ферсмана и Ю. В. Пятигорского. При комиссии с 30 апреля 1919 г. организовали Ухтинское бюро под председательством Р. Л. Самойловича, которому поручалась координация геологоразведочных работ, строительство грунтовых дорог и изыскания железнодорожной линии на Ухту.

 oil-for-ussr-4

Косыгин Александр Иванович 1883-1940. Геолог-нефтяник, профессор. Окончил физико-математический факультет МГУ и Петроградский Горный институт. Служил в товариществе «Нефть», с 1919 был управляющим геологоразведочным отделением Главнефти и Сланцевого комитета. В 1920-е гг. работал в Геолкоме и с 1929 в НГРИ. Арестован в феврале 1938, приговорен к 5 годам заключения. Скончался в Магадане от сердечной недостаточности.
Фото из архива А. Н. Козулина

Весной 1919 г. в высших государственных инстанциях началось рассмотрение вопроса о строительстве дороги в Ухтинский район, без чего была невозможна его эксплуатация. Пришлось вернуться к проекту строительства грунтовой дроги Половники — Ухта, длиною в 181 версту, разработанному еще до революции Вологодским земством и заброшенным из-за отсутствия средств. Тогда удалось прорубить просеку и построить средний участок дороги на протяжении 40 верст. Вопрос о строительстве дороги 8 апреля 1919 г. рассмотрела железнодорожная секция финансово-экономического Совета и постановила признать сооружение грунтовой дороги Половники — Ухта необходимым и ассигновать на ее постройку 5 млн. рублей. 24 июня 1919 г. Совнарком РСФСР постановил отпустить на постройку указанной дороги 5 млн. рублей. Но развернувшиеся осенью 1919 г. военные действия в Коми крае, временный захват белыми Яренска и Усть-Сысольска приостановили осуществление этого проекта.

В феврале 1920 г. белые армии на европейском Севере потерпели поражение. Архангельск стал советским. Власть Советов утвердилась и на Печоре. И сразу же с марта 1920 г. начались работы по восстановлению нефтепромыслов местными силами. Архангельский губернский совнархоз, созданный для руководства промышленностью, в апреле направил на Ухту бурового мастера Г. П. Семяшкина с заданием: «...организовать в Ухте из бывших работников на промыслах комитет и принять на учет в ведение совнархоза все ценное промысловое имущество, как-то: два американских буровых станка с паровыми двигателями в 25 лошадиных сил каждый, мастерскую со станками и паровым двигателем, буровые инструменты, обсадные трубы, моторную лодку и пр.».

За лето и зиму 1920-1921 гг. удалось восстановить нефтяной промысел. В 10 верстах от села Усть-Ухта, при впадении реки Чибью в Ухту построили главный поселок. Из доклада заведующего ухтинскими нефтяными и соляными промыслами В. А. Труксы следует, что поселок состоял из конторы, двух рабочих казарм, столярной мастерской, капельного помещения с пристройкой для электростанции, помещения для слесарной и механической мастерских, бани, конюшни, кладовой и буровой вышки. Вновь заработал построенный Гансбергом в 1914 г. небольшой керосиновый завод, занимавшийся перегонкой нефти на бензин, масло, керосин; он давал до 10 пудов продукции в день. Всего на ухтинских промыслах к этому времени насчитывалось 136 рабочих.

Работа по восстановлению таежных промыслов шла достаточно энергично, о чем свидетельствует материал уездной газеты «Красная Печора» от 12 декабря 1920 г.: «На ухтинских нефтесоляных промыслах 5 декабря проведен воскресник. Работало 51 человек и 9 лошадей. Выработано: соли — 12 пудов, керосину — 10 пудов, нефти — 23 пуда, дров — 2 куба, произведена чистка солеварного котла, исправлена дорога на гору, произведено 2 бруса для вышки и исполнен целый ряд других мелких работ по оборудованию промыслов». Упорный, добросовестный труд окупился весомыми результатами. Первая восстановленная на Чибью скважина стала давать до 50 пудов нефти в сутки. Всего к марту 1921 г. было добыто 2500 пудов нефти.

Тяжелое лето 1921 г. привело к нарушению снабжения всем необходимым для работы промысла. Особенно трудно стало обеспечивать промысловых рабочих хлебом, который завозился на Печору из центральных районов России. Возникли проблемы с одеждой и обувью. Отсутствие геологической службы, необходимого бурового оборудования делало промысел нерентабельным, да и добытую с огромным трудом продукцию почти невозможно было вывести за пределы Печорского бассейна. В январе 1922 г. промысел прекратил существование.

Завершение гражданской войны на севере европейской России позволило Советскому правительству перейти к изучению и освоению богатейших природных ресурсов этого малоисследованного региона. 4 марта 1920 года вместо Комиссии по изучению и практическому использованию Русского Севера президиум ВСНХ учредил Северную научно-промысловую экспедицию. В ее состав вошли крупнейшие ученые и исследователи того времени: академик Д. П. Карпинский, председатель ученого совета экспедиции А. Е. Ферсман, Ю. М. Шокальский, Р. С. Самойлович и другие. Несмотря на ограниченность материальных средств, экспедиция в 1920-1921 годах направила в опаленные гражданской войной районы европейского Севера 23 исследовательских отряда, объединивших свыше 200 специалистов по самым различным областям знаний, с целью дальнейших исследований его по географии и геологии.

 oil-for-ussr-5

Семяшкин Гавриил Прокопьевич 6 (18).04.1888-8.07.1937. Родился в с. Ижма Печорского уезда Архангельской губернии. Участник революционных событий, доброволец Красной Армии. Уполномоченный Архангельского губернского совнархоза в Ухтинском нефтяном районе, заведующий Ухтинским нефтесолеваренным промыслом (1920-1921). Герой Труда РСФСР. Мемориальная доска установлена по улице его имени в г. Ухте.

Среди этих исследовательских отрядов особое место в изучении Печорского края в 1920-е годы занял отряд А. А. Чернова. Результаты его геологоразведочных и других изыскательских работ на нефть, уголь и другие полезные ископаемые позволили установить большие потенциальные возможности для развития производительных сил Тимано-Печорского региона. В 1924 г. в бассейне реки Косью в пермских отложениях были найдены довольно крупные залежи каменного угля. Установленные А. А. Черновым особенности геологического строения региона и характер выявленной угленосности позволил ему высказать предположение о возможности открытия здесь крупного угольного бассейна. В 1926 г. итоги изысканий были опубликованы в работе «Полезные ископаемые Печорского края», помещенной в трудах института по изучению Севера.

В то же время, признавая Печорский край промышленно перспективным, включив освоение его нефтяных богатств в план ГОЭЛРО в декабре 1920 г., советское правительство не имело достаточных средств начать промышленное освоение этого региона. Все имеющиеся силы и средства в те годы направлялись на восстановление южных нефтяных месторождений Эмбы, Грозного, Баку, перешедших под контроль Советского государства в январе-апреле 1920 г. Вот почему уже в 1920 г., отвечая на просьбы начать разработку Ухтинского нефтяного месторождения, следовали отказы. Характерно в этом отношении письмо И. М. Губкина B. C. Могилеву 17 ноября 1920 г., в котором подчеркивалось: «Главный нефтяной комитет сейчас на Ухте не проводит никакие работы, так как все силы и средства направлены на кавказские и уральские нефтяные промыслы. Как только комитет будет иметь средства и свободных специалистов, они сразу же будут направлены на Ухту».

Интерес к нашему региону усилился также в связи с обнаружением газопроявлений на Ухтинском нефтяном месторождении. Для их изучения в 1926 году Геологический комитет направил партию в составе А. А. Черепенникова и М. Н. Воробьева. Изучение 19 проб из скважин, расположенных по речкам Лыа-Иоль, Чибью, Доманик, Крохаль, Ярега, Чуть, Половинный-Иоль, Ухта, выявило в исследуемом составе газа большое количество гелия. Одновременно в составе вытекающих из скважин вод оказался барий. Его наличие дало основание исследовать воды на содержание радия, что и предопределило направление на Ухту в 1927 г. экспедиции Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института (ЦНИГИ) в составе А. А. Черепенникова, горного инженера Л. П. Богоявленского и геолога Е. Д. Шалыгина. Последний оставил рукописную работу «Гидрология вод Ухтинского района». Результаты работы этих экспедиций оказались сенсационными — в местных водах было установлено высокое содержание радия — 7,6 мг в тысяче тонн. До этого была известна только одна скважина в мире в Германии с содержанием радия 1,7 мг в тысяче тонн воды.

Открытие радиоактивных вод в районе п. Водный заставило включить исследования нашего региона в первый пятилетний план, обозначив в плане работы формирующейся Ухтинской промышленной экспедиции исследования не только ухтинской нефти, но и радиевых вод.

Начало разработки полезных ископаемых Печорского края пришлось на рубеж 1920-30-х гг. Два обстоятельства подтолкнули советское правительство на этот шаг. 22 августа 1921 г. декретом ВЦИК «Об автономной области Коми (зырян)» создана Коми автономная область, включающая в себя и большую часть территории Печорского края. С образованием этой области остро встал вопрос об экономической основе вновь возникшей автономии и ее индустриализации. Нужны были кардинальные изменения в народном хозяйстве области, которая, будучи сельскохозяйственной, своими силами была не в состоянии подняться на более высокий экономический уровень и поднять материальное благосостояние населения. Первоочередной становится проблема освоения природных богатств Коми края, среди которых не только лесные массивы, но и в первую очередь, ухтинская нефть. Перспективные планы развития Коми автономной области 1926-1927 гг. отмечали, что область, опираясь только на местный бюджет, не может рассчитывать на рывок в экономическом развитии. Поэтому правительство Коми автономии неоднократно ставило вопрос о необходимости помощи со стороны центра в проведении индустриализации региона. Для успешного решения задач по развитию лесной и горнодобывающей промышленности нужны были не только капиталовложений и транспортных вопросов, но и проблемы рабочей силы.

В период 1918-1928 гг., помимо научных предпосылок для промышленного освоения Печорского края, сформировались определенные политико-экономические предпосылки для его индустриального развития. Во-первых, начинался период индустриализации, и Советский Союз остро нуждался в радии, нефти и каменном угле, наличие которых в Печорском крае Коми автономной области научно обосновывалось геологическими исследованиями. Во-вторых, создание Коми автономии на обширных просторах печорского региона позволяло в короткие исторические сроки придать коми государственности солидную экономическую базу в виде современного индустриального топливно-энергетического комплекса.

На этом заканчивается предыстория и начинается история формирования Тимано-Печорского топливно-энергетического комплекса.

Л. Г. Борозинец