vitsen-1

Широкую известность река Ухта получила благодаря обнаруженным здесь выходам нефти.

Литература об ухтинской нефти обширна, так как на протяжении веков притягивала внимание исследователей и путешественников.

П. П. Боклевский, начальник уральских горных заводов, посетивший р. Ухту в конце XIX в., так описал это явление: «По самой реке Ухте, а также по ее притокам наблюдается множество выходов нефти. Чаще всего она появляется на поверхности воды в виде крупной капли, точно черная стеклянная пуговица, всплывающая снизу и быстро растекающаяся по воде, образуя тончайшую ирризующую (колеблющуюся – Е. З.) пленку, бесследно уносимую течением. Через минуту вновь всплывает такая же крупная капля, которая, в свою очередь исчезает, и так далее – беспрерывно. Иногда нефть выносится на поверхность целой горсточкой небольших круглых шариков, как дробь, появляющихся тоже периодически через небольшие промежутки времени. Нередко вместе с нефтью замечается выделение газов, которые бурлят и пузырят воду. В других случаях выделение нефти более медленно и заметно только по радужной пленке где-нибудь в тихом заливе, где нет течения. Известно также несколько мест, где нефть выступает на поверхность земли, на несколько аршин выше горизонта воды в реке, — она вытекает с водой в виде ключей и, постепенно накопляясь, образует целые лужи загустевшей смолистой массы. Такие выделения нефти замечаются как по самой реке Ухте на протяжении верст 20, так и по впадающим в нее с обеих сторон небольшим речкам и ручьям. Местность эта отстоит на 30-50 верст от устья Ухты».

 vitsen-2

Витсен Николас Корнелиссон. Витсен 1641-1717 гг. - видный голландский ученый и государственный деятель. Автор книги «Noord en Oost Tartarye», в которой впервые в мировой литературе упоминается нефтяная река Ухта.

 

vitsen-3

Титульный лист книги Н. Витсена «Северная и Восточная Тартария»

Мировую известность ухтинская нефть получила в конце XVII в. благодаря голландскому ученому и государственному деятелю Н. Витсену. Поиски морских путей привели голландцев в Московию. Они добились установления дипломатических отношений и в 1664-1665 гг. снарядили великое посольство к царю Алексею Михайловичу. В составе посольства оказался молодой Николас Витсен, который вел подробный дневник путешествия и занимался сбором сведений о России. Главный научный труд – монография «Noord en Oost Tartaryen» («Северная и Восточная Тартария»), посвященная описанию Сибири, в двух томах, впервые издана в 1687 г., переиздавалась в 1692 г., 1705 и 1785 гг. в Амстердаме. В неё вошла мелкомасштабная карта Сибири, оказавшая значительное влияние на развитие картографического дела в России, за которую в 1691 г. Витсен получил грамоту от царей Ивана V и Петра I. Карта воспроизведена в «Атласе географических открытий 17-18 вв.».

Hиколас Витсен в своем сочинении «Северная и Восточная Тартария», вышедшем в Амстердаме в 1692 г., рассказал о том, что «река Ухта отстоит от Печоры на одни сутки; на этой реке, в расстоянии 1 Ѕ мили от волока, есть мелкое место, где из воды выделяется жир, представляющий черную нефть; здесь — то и находят доманик, который горит наподобие свечи, издавая от себя черный свет».

Доманитом местные жители называли горную породу, пропитанную нефтью, или «горным маслом».

В начале XVIII в. сведения об ухтинском месторождении нефти дошли до Санкт-Петербурга. В 1721 г. рудоискатель из архангельской губернии Григорий Черепанов нашел нефтяной ключ в Пустозерском уезде на реке Ухте, о чем сообщил в доношении Берг-коллегии в Санкт-Петербурге. Петр I распорядился нефтяной ключ освидетельствовать и взять пробы нефти для анализа. Пробы были доставлены в Москву, но со смертью Петра в 1725 г. о них забыли.

Во времена правления императрицы Елизаветы Петровны 18 ноября 1745 г. происходит знаменательное событие – архангелогородский рудоискатель Федор Савельевич Прядунов получил разрешение Берг-коллегии завести в Пустозерском уезде при реке Ухте нефтяной завод. Слово «завод» имеет смысл «завести дело», а не завод в современном понимании. Федор Прядунов завел дело – нефтяной промысел в районе современного поселка Водный на р. Ухте при впадении в нее ручья Нефтьель.

Путешественники более позднего времени обычно записывали сведения о заводе Прядунова путем сбора многочисленных пересказов событий из памяти поколений. Поэтому события на р. Ухте не могут быть восстановлены доподлинно, а лишь те, которые зафиксированы в документах.

В 1908 г. А. Ф. Шидловский опубликовал указы Государственной Берг-Коллегии о нефтяном заводе Ф. Прядунова в книге «Исторические сведения о добывании нефти в Печорском крае». В 1958 г. А. К. Трошин в книге «История нефтяной техники в России (XVII в. – вторая половина XIX в.)» поместил документ под названием «Экстракт». Эти архивные документы с сохранением орфографии подлинников дают интересные факты о существовании в XVIII в. нефтяного завода на р. Ухте близ современного п. Водный, построенного Ф. С. Прядуновым.

Шидловский Александр Федорович (13.12.1863-19.11.1942) историк, библиограф, организатор науки, архангельский вице-губернатор (1907-1911), губернатор (1917). Под его руководством проведены исследования Печорского края, нефтяных и угольных месторождений на Крайнем Севере.

В книге А. Ф. Шидловского отмечается: «В архивных делах, хранящихся при Архангельском Губернском Правлениях, оказалось возможным извлечь более точные сведения о разработки нефти на р. Ухте и её притоках в XVIII веке. В 1746 г. при р. Ухте существовал уже нефтяной завод Федорова Прядунова; нефть добывалась им очевидно не для одних медицинских надобностей, о чем говорит академик Лепехин, но имела уже и тогда большой сбыт в обоих столицах и за границу, на что указывает определение Государственной Комерц Коллегии 19-го сентября 1758 года, по которому при Архангельском порту был назначен для брака нефти браковщик Архангелогородец Алексей Саванчаев, «по удостоинству при Санкт-Петербургском порте обретающихся у браку сала и нефти искуства.» После смерти Прядунова в марте 1753 г., этот завод был уступлен вологодскому купцу Андрею Нагавикову; в 1760 г. он перешел во владение крестьянина Ивана Мингалева, а затем к яренскому купцу Михаилу Баженову».

 vitsen-4

Ручей Нефтьель при впадении в р. Ухту – место первого российского нефтепромысла Ф. С. Прядунова.
Фото Е. А. Зеленской

 

vitsen-5

Бюст Ф. С. Прядунова, выполненный художником В. И. Васяхиным с В. Н. Масловым в 2004 г.

 

vitsen-6

Закладной камень на месте возведения памятника Ф. С. Прядунову на пр. Ленина установлен 18 ноября 2005 г. в честь 250-летия первого российского нефтепромысла на р. Ухте

 

vitsen-7

Лепехин Иван Иванович 1740 – 1802 – выдающийся натуралист, путешественник, географ, ботаник. В 1771–1772 гг. побывал на Северном Урале, добрался до Архангельска, исследовал Белое море, побывал у берегов Кольского полуострова, описал Соловецкие острова.

 

vitsen-8

Надеждин Василий Петрович 3.02.1912-28.01.1990. Автор первых буклетов и фотоальбомов об Ухте. Родился в Тамбовской губернии, работал в художественной мастерской г. Мичуринска. Осужден в 1941 г. на 10 лет ИТЛ. Организатор первой фотографии в Ухте. Один из организаторов и создателей Ухто-Печорской общественной организации «Мемориал» (1988). Тема Ф. Прядунова и его завода на р. Ухте впервые стала достоянием российской общественности благодаря публикации статьи В. П. Надеждина «Родина северной нефти» в журнале «Север» (1978). Похоронен на Крохальском кладбище г. Ухты.

Добычу нефти Прядуновым описали в своих трудах И. И. Лепехин (1805) и К. Молчанов (1813).

Прядунов привез в Москву в Берг-Коллегию нефть, собранную за 1746 год, в количестве 40 пудов, где она была «передвоена», и получено 26 пуд. 26 футов с половиной чистой нефти. Здесь же говорится, что «маия с первых чисел 747 году нефть не добывается, ибо вешней большой водою колодец и крепость каменную разломало и снесло, и строить того колодца до теплого времени и маловодия 748 году до июня месяца невозможно, к тому ж требуется немалого капиталу».

Нефть не добывали и в 1748 г. и в первую половину 1749 г., а заводчик Прядунов с 31 марта 1748 г. находился под «караулом». Но уже к маю 1749 г. Прядунов с сыном Степаном восстановили завод, и в этот год было добыто 6 пудов нефти, которую они отвезли в Москву.

С марта 1748 до октября 1750 г. Прядунов находился в Москве. В лаборатории Берг-Коллегии он занимался перегонкой и очисткой нефти и получил из 40 пудов сырой нефти 26 пудов 26 Ѕ фунта очищенной. Он пытался продавать нефть для лечения, и был привлечен к ответственности.

На восстановленном заводе в 1751 г. работал его сын Степан с тремя рабочими. Они добыли 22 пуда нефти.

В 1752 г. Прядунов находился под арестом за неуплату с добытой в 1751 г. на его заводе нефти десятинных денег 35 рублей 23 коп. В марте 1753 г. Федор Савельевич Прядунов умер в московской тюрьме, как пишет журналист А. Панкратов в 1908 г. и 1911 г. 23 марта 1754 г. его сын Степан уступил за 112 рублей нефтяной завод на Ухте Вологжанину «посацкому» человеку Андрею Иванову сыну Нагавикову. Вдова Федосья Прядунова объявила в Берг-Коллегии, что её сын Степан Прядунов уехал без спроса и где он находится не известно. И так как она не может использовать завод, уступает его во владения Вологодскому купцу Андрею Нагавикову. На основании этих писем нефтяной завод на речке Ухте в Пустоозерском уезде Архангельской губернии был отдан в содержание Вологодскому купцу Андрею Нагавикову.

23 декабря 1756 г. по определению Берг-Коллегии, по причине бездействия завода, он был передан в содержание Нагавикову (противоречие в годах, — Е.А.). В 1760 г. Нагавиков умер, и его сестра Анна в том же году уступила завод Ивану Мингалеву за вексель в 400 руб., который Мингалев заплатил за Андрея Нагавикова. Но в этом же году Мингалев умер, и завод по наследству переходит его матери. Сестра Мингалева Афимья в 1762 г. вышла замуж за Баженова, которому теща продала нефтяной завод. Дочери Федора Прядунова с 1760 г. пытались оспорить законность продажи завода Нагавикову. Особенно упорствовала Матрена, она подала первую жалобу в 1765 г. и последний раз в 1782 г. Но Берг-Коллегия 11 октября 1765 г. ей отказала, и укрепила завод за Михаилом Баженовым. В декабре 1782 г. дело было направлено в суд, чем окончилось не известно, но из этого документа следует, что ещё в 1782 г. владельцем завода был Михаил Баженов.

В те далекие времена нефть добывали не только на прядуновском заводе, но и на реках Ижма, Посва (или Позва), Першаю, Красной, Чуть и Манида. И занимались этим промыслом с 1765 (?) г. служитель Василий Иванов сын Ратов и московский второй гильдии купец Александр Степанов сын Соболев, а также, правда, не очень успешно, Баженов.

В 1772 г., когда владельцем нефтяного завода был Баженов, Архангельскую губернию посетил И. И. Лепехин. Результаты его исследования были опубликованы в книге «Путешествие академика Ивана Лепехина» в 1805 г. В тексте дается такая информация: «В половине нынешняго века, гражданин Архангелогородского посада Федор Савельев сын Прядунов, открытель серебряной руды на Медвежьем Белого моря острове, сыскал нефть на Печере; производил сим земляным маслом торг, и напоследок вздумал лечить сею нефтью всякие болезни разного чина людей, в Москве. По сей причине Главная Медицинская Канцелярия приносила на него жалобу в Правительствующем Сенате. Сенат запретил печатным указом, разосланным во все города, производить более в действо сию новую, неизпытаннаго площаднаго лекаря, врачебную практику».

В конце этой же книге есть раздел «Ответы и вопросы». В этом разделе стоит такой вопрос: «Есть ли и где в той стране запустелой нефтяной завод бывшего заводчика Федора Прядунова?» А вот ответ очень часто цитируется в нашей литературе: «Что принадлежит до нефтяного заводу, то оной действительно был на реке Ухте, впадающей в Ижму, расстоянием от Имжемской слободки на 300 примерных верст, и состоял из следующаго строения: над самым нефтяным ключом по средине бьющим, построен был четвероугольной сруб, вышиною в тринадцать рядов, из коих шесть загружены были на дно, а прочие на поверхности воды находились. Внутри сруба поставлен был узкодонной чан, которой истекающую из воды нефть впускал в себя отверстием дна; от быстроты текущей воды защищал его поставленной с одной стороны водорез. От сего строения теперь уже никаких почти остатков нет; одна только нефть, плавающая по воде, наподобие смолы, оставила память онаго».

В литературе второй полвины XIX века очень часто упоминается некто Набатов. Вероятно, следует согласиться с Ф. Чернышевым, который считал, что эта фамилия впервые появилась в труде А. А. Кейзерлинга “Wissenschaftliche Beobachtungen auf einer Reise in das Petsohora — Land, im Jahre 1843” вышедшем в 1846 г. в Санкт-Петербурге. Ф. Н. Чернышев в «Отзыве о целесообразности производства распоряжением и средствами казны глубокого бурения в Ухтинском нефтяном районе», с целью выяснения степени нефтеносности этого района в промышленном отношении» высказался так «По пути им (Кейзерлингом, — Е. З.) собраны были геологическия данные касательно строения берегов Ухты, а также записано предание о существовании на Ухте в конце 18-го столетия завода купца Набатова, на котором получался перегонкой чистый прозрачный осветительный материал. Надо полагать, предание это относится к вышеуказанным, архивным указаниям, и под Набатовым надо разуметь купца Нагавикова».

С. В. Мартынов в книге «Печорский край» (1905 г.) так описывает нефтяной завод, ссылаясь на Кейзерлинга: «В своем исследовании он (Кейзерлинг, — Е. З.) сообщает, между прочим, что московский купец Набатов построил здесь при Елизавете Петровне (1745 г.) небольшую химическую фабрику. Управляющий её Сараев добывал чистую прозрачную «нафту» посредством дистиллировки горного масла. По смерти Набатова, дочь его продолжала заниматься этим делом; но по несчастному случаю, управляющий замерз. Что и положило конец промыслу. Остальные жители сожгли все постройки и покинули местность».

Благодаря В. П. Надеждину в нашем городе в музее появились фотонегативы указов прядуновского периода. В. П. Надеждин, который тщательно изучал архивные материалы XVIII века, не упоминает Набатова. Возможно, действительно, стоит согласиться с Ф. Н. Чернышевым, произошла путаница с фамилиями. Но встает следующий вопрос, был ли нефтеперегонный завод, о котором упоминает не один С. В. Мартынов. Документальных подтверждений о наличии такого завода нет. Ухтинские краеведы и историки говорят однозначно, что нефтеперегонный завод на Ухте не существовал. Хотя в 1960-е годы упорно развивалась тема о первом нефтеперегонном заводе на Ухте в работах К. В. Кострина и А. Я. Кремса. Но, возможно, некоторые материалы дают повод к размышлению.

По данным В.П. Надеждина, летом 1750 г. по приказанию Берг-Коллегии промысел обследовал капрал Пустозерской 8-й роты Григорий Голенищев и бурмистр Ижемской слободки Федот Рочев. Они составили подробную опись имущества, найденного на заводе. Установки по передваиванию нефти они не обнаружили, хотя в опись включено все до мелочей – бревна на берегу, бочки, блюда и т. д.

В «Доношении» в Государственную Берг-коллегию нефтезаводчик Федор Прядунов за № 524 пишет: «В прошлом 1746 году в сентябре месяце, в бытность у архангелогородского порта анбурхского купца иноземца Родиона Родионова сына Фабрина просил я, именованный, чтобы он при начале сыскной мною в той же архангелогородской губернии в Пустоозерском уезде при малой реке именуемой Ухте материальной и двоенной нефти взял и послала в Анбурх к корешподенту, и по тамошнему искусству для лутчего мне, именованному, познания велел опробовать, и по просьбе, какова она явится, о том бы меня уведомил…». Летом 1746 года Прядунов занимался добычей нефти на Ухте и в этот же год в Архангельске он передает нефть гамбургскому купцу. И нефть у него уже имеется не только сырая, но и «передвоенная» «чистая», т.е. прошедшая возгонку. Известно, что в Москве Прядунов в лаборатории при Берг-Коллегии получал «передвоенную» чистую нефть и даже её продавал. Но в Москву он приехал только в марте 1748 года. Не уже ли Федор Савельевич смог так быстро организовать перегонку нефти в Архангельске или все-таки он построил нефтеперегонную установку на Ухте? Документальных подтверждений этому предположению в архивах нет. Но факт, что уже в сентябре 1746 года у Прядунова имелась «передвоенная» нефть, не даёт основания однозначно утверждать, что на р. Ухте не было нефтеперегонного завода, построенного Федором Савельевичем Прядуновым.

Через 80 с лишним лет р. Ухту и её притоки исследовал старший учитель естественных наук Архангельской Губернской Гимназии Ф. Д. Белинский (1867), который описывал останки первого в России нефтяного завода так: «При старательном исследовании окрестностей этого места, найдены, на правом возвышенном берегу реки, следы построек давно существовавшего здесь завода. Бревенчатые основания нескольких, довольно больших, изб и амбаров, уже совершенно скрылись в густорастущем оленьем мху».

В 1809 г. член-корреспондент Российской Академии наук Тертий Борноволоков в статье «О доманите, или Вологодском смолянистом сланце (шифере)» впервые упоминает об использовании нефти местным населением: «Что касается до горного масла, то тамошние крестьяне, собирая его на воде помянутых речек Ухты и Выми, наполняют им боченки, и употребляют его вместо дехтю для мазания колес у телег своих. Два унца горного масла сего, по перегонке дали нефти 2 Ѕ драхмы и воды 2 драхмы».

Но не только как смазку для колес применяли нефть в первую половину XIX века. В 1828 г. в медицинский департамент министерств внутренних дел поступили пробы ухтинской нефти. Члены Медицинского Совета Результаты, исследовав нефти, пришли к следующему выводу: «Решение Медицинского Совета по рассмотрению представленных проб медицинский Совет находит, что масло сиё хорошего качества и могло бы служить для снабжения Аптек, если только цена оному и местные обстоятельства не будут тому препятствовать». Неизвестно только, как использовали для внутреннего и наружного лечения.

Нефтяной промысел Прядунова поддерживал интерес к ухтинской нефти на протяжении долгих лет. Середина XIX в. была ознаменована посещением Коми края экспедицией А. А. Кейзерлинга и П. И. Крузенштерна. Цель экспедиции – изучить и описать малоизвестную науке Печорскую землю, провести геолого-географические исследования и составить подробную карту Печорского бассейна.

С мая 1843 г. в течение пяти месяцев на лодках, на оленях и пешком А. Кейзерлинг и П. Крузенштерн преодолели путь свыше 7000 верст от истоков реки Печоры до ее устья, провели исследования ее притоков, выходы горных пород, флору, фауну, сделали астрономические наблюдения.

В одной из статей Ф. Н. Чернышев оценил первую научную экспедицию в Печорский край так: «В 1843 году состоялась известная экспедиция графа Кейзерлинга и Крузенштерна в Печорский край, причем граф Кейзерлинг прошел с Ижмы на Ухту и далее через волок на Шом-вукву и Вымь… Из геологических данных Кейзерлинга заслуживает упоминания, что он считал доманиковый горизонт подлежащим девонским песчаникам и мергелям и полагал, что выступающая среди последних нефть обусловлена восхождением её из подлежащего доманика».

В другой статье Ф. Н. Чернышев посвятил Кейзерлингу такие строки: «Название Тиманскаго кряжа, как известно, введено в науку графом Кейзерлингом, после его путешествия в Печорский край, и основано на общих геологических соображениях об области отчетливо выраженнаго нарушеннаго напластования, простирающейся от верховьев Вычегды до самого берега Ледовитаго океана, до так называемаго Тиманскаго камня, при чем на всем этом обширном пространстве характер строения удерживается в общих чертах постоянным. Как мы видим ниже, наши более детальныя изследования могут только подтвердить справедливость воззрений графа Кейзерлинга».

Слова Ф.Н. Чернышева, о том, что Кейзерлинг ввел название Тиманский кряж, сейчас звучит как догма, но на 50 лет раньше Александр Иванович Фомин в книге «Описание Белого моря с его берегами и островами…» (1797) первым описал Тиманский кряж: «Гряда Канинских гор, унизясь и ознаменовав ощутительно каменное углубленное дно в Ческой губе, протягается по Мезенской округе в туже сторону под именем Тиманского или Тиуского камня, до стран оказывающихся к реке Вычегда. С него текут реки на восток и юг в Печеру и Вычегду: на запад в Мезень и сама Мезень. В сем камне во многих местах видны шиферные слои; истекают в нескольких речках нефтяные капи; почему заключать можно, что содержатся в нем флецы каменного уголья». В то время «каменеем» называли горы, например Уральский камень.

Труд А. Кейзерлинга “Wissenschaftliche Beobachtungen auf einer Reise in das Petsohora — Land, im Jahre 1843” вышел в Санкт-Петербурге в 1846 г. Им была составлена карта, полное название которой «Геологическая карта России. Составлена в 1845 г. Мурчисоном, Вернелем и графом Кейзерлингом». На этой карте впервые был обозначен Тиманский кряж.

За книгу о поездке в Печорский край и результаты экспедиции А. А. Кейзерлинг был удостоен Демидовской премии и избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. Кейзерлинг пришел к выводу, что носителем нефти является доманик – мергелево-глинистый сланец, пропитанный нефтью. Результаты его исследований вошли в фундаментальный труд по геологии России Р. И. Мурчисона «Геологическое описание России и хребта Уральского», изданный в 1849 г.

Е.А.Зеленская