Становление системы образования г. Ухты и Ухтинского района пришлось на конец 1930 — середину 1950 гг., эпоху Ухтижемлага. Применение ква­лифицированной рабочей силы в лагерях ГУЛАГа, в Ухто-Ижемском ИТЛ в частности, являлось важнейшим фактором, определяющим процесс освоения и развития Европейского Севера России. Разведка и освоение нефтяных, газовых месторождений, добыча радия требовали большого количества специально подго­товленных кадров. Вот почему доля вольнонаемных рабочих здесь была традици­онно выше, чем в других районах республики. Тем не менее, лагерное начальство было заинтересовано в организации системы подготовки кадров, и специальность можно было получить, будучи заключенным Ухтижемлага.

Архивные документы свидетельствуют о трудностях, с которыми столкнулось руководство лагеря в области подготовки квалифицированной рабочей силы. Из докладных записок начальников лагподразделений видно, что прошедшая в 1938 г. реорганизация Ухтпечлага с образованием самостоятельных лагерных комплексов негативно отразилась на организации подготовки кадров. Проблем существовало достаточно много. Практически отсутствовали квалифицирован­ные педагогические кадры по специальностям. Привлечение к работе на курсах преподавателей по совместительству не могло решить проблемы, так как занятия по разным причинам периодически срывались. На качество подготовки кадров негативно влияло отсутствие учебников и учебных пособий по специальностям. Нехватка учебников объяснялась тем, что технической литературы ГУЛАГ не присылал, а на месте приобрести ее не было возможности из-за отсутствия в кни­готорговой сети. Ухтижемлаг испытывал постоянный недостаток учебников и учебных пособий по общеобразовательным дисциплинам, таким как литература, русский язык и география. Еще меньше их было по математике, физике, химии, биологии. Из учебных материалов и письменных принадлежностей ощущался острый недостаток в элементарном: в бумаге, карандашах и классном меле.

Обозначенные проблемы были усугублены еще и тем, что руководство лагер­ных подразделений в первое время практически не обращало внимание на массо­вые виды учебы, овладение заключенными техминимумом. В 1938 г. занятиями по нему было охвачено 1781 человек против 2250 человек по плану, что состав­ляло 78,1 %. Особенно серьезные трудности в первый год существования Ухтижемлага были связаны с функционированием курсов с отрывом от производ­ства. Подготовка кадров на них срывалась из-за отсутствия помещений, аудито­рий и общежитии для курсантов. Кроме того, в конце 1930-х годов в Ухтижемлаге фактически не выполнялись распоряжения ГУЛАГа НКВД о сокращении рабоче­го дня для обучающихся на курсах без отрыва от производства, что, несомненно, влияло на качество учебы и затягивало время прохождения учебных программ.

Причины, объясняющие срыв планов по подготовке кадров, будут раскрыты не до конца, если не затронуть еще одну проблему. Интеллектуальный потенциал Ухтпечлага складывался в начале 1930-х годов главным образом за счет привлече­ния уже сформировавшихся, авторитетных специалистов-нефтяников и угольщи­ков, которые попадали в лагерь в качестве заключенных. Данное обстоятельство способствовало тому, что руководство Ухто-Ижемского лагеря, преемника Ухт­печлага, не имея соответствующего опыта, первое время недооценивало значение организационной работы по подготовке собственных кадров. Об этом свидетель­ствуют следующие факты: в лагере отсутствовала структура, осуществляющая непосредственное руководство профтехобразованием. Руководство отдельных ОЛПов пыталось сохранить имеющуюся у них подневольную рабочую силу, по­скольку от этого зависело выполнение производственного плана. Дефицит рабочей силы, задействованной на производственных и строительных объектах, препятствовал процессу подготовки квалифицированных кадров в Ухтижемлаге.

Архивные документы свидетельствуют о наметившейся в конце 1930-х гг. цент­рализации управления системой подготовки кадров. Так, в соответствии с инструк­цией ГУЛАГа НКВД по учету и использованию специалистов из заключенных, в сентябре 1938 г. была образована постоянная квалификационная комиссия при управлении лагеря под председательством лейтенанта госбезопасности Балахни­на. Она должна была организовывать проверки специалистов, а затем следить за их рациональным использованием, составлять план развертывания сети курсов и учебы по техминимуму. Однако, с образованием комиссии существующие пробле­мы не были преодолены, эффективность ее работы была низка.

С апреля 1939 по февраль 1940 г. в аппарате управления существовал отдел Труда, который занимался вопросами, связанными с профессионально-техничес­ким образованием. После того как он был ликвидирован, его функции были пе­реданы нескольким отделам управления (производственному, капстроительства и плановому). На все эти отделы приходилось только два инженера, поэтому объ­ем работы, выполняемый ранее отделом Труда, был для них нереален: вопросами профессионально-технического образования они не занимались.

Несмотря на имеющиеся трудности, в конце 1930-х годов, Ухто-Ижемский лагерь уже располагал рядом структур, которые непосредственно осуществляли подготовку квалифицированных кадров.

Курсы с освобождением от производства комплектовались из заключенных, вольнонаемных, трудармейцев и мобилизованных немок. Целью их была подго­товка работников средней квалификации (техников различных специальностей, мастеров, десятников), рабочих остродефицитных специальностей (шоферов, за­пальщиков, электромонтеров и др.). Учебный план курсов включал не только спе­циальные, но и общеобразовательные дисциплины. Обучающиеся подвергались испытанию по каждому предмету. В 1938 г. курсы с освобождением от производства существовали при Культурно-воспитательном отделе управления лагеря, в Ухтосовхозе, Сангородке. На первом нефтепромысле заключенные получали спе­циальность машинистов турбомашин, обучались на электромонтажников ТЭС. На 3-ем нефтепромысле готовили горных десятников и электромонтеров. Всего во втором квартале 1938 г. обучение проходило 127 человек. Охват заключенных курсами с освобождением от производства был весьма незначительным. Очевид­но, что в условиях хронического дефицита полноценной рабочей силы лагерное начальство считало подобную практику расточительной, прежде всего по отноше­нию к заключенным, труд которых был, несомненно, более интенсивным, чем у других категорий лагерного населения.

Как это ни парадоксально для лагерной системы, но продолжительность обу­чения с отрывом от производства была до года, тогда как на других курсах — от двух до шести месяцев. Основная часть заключенных получала специальность на курсах без освобождения от производства. Отчет о расходах на подготовку мас­совых кадров, составленный в Ухтижемлаге в 1938-м году, свидетельствует о том, что тогда там готовили специалистов в самых разнообразных сферах: радиотехни­ков, радистов, воспитателей, шоферов, десятников — полеводов, мелиораторов, зоотехников, ветеринаров; в лагере существовали курсы, на которых повышали свою квалификацию медсестры.

О курсах медработников вспоминал В. А. Самсонов в книге «Жизнь продолжа­ется. Записки лагерного лекпома». Согласно его сведениям, при наличии трехлет­него стажа работы в качестве среднего медицинского работника без специального образования, предоставлялось право сдать экзамены за среднюю медицинскую школу экстерном.

Всего же к 1938 г. подготовка кадров в Ухто-Ижемском ИТЛ осуществлялась по двадцати шести специальностям. Наиболее интенсивно шла подготовка ма­стеров крелиусного бурения. В лагере существовало 36 групп, занимающихся их подготовкой. На них проходило обучение 343 человека (по плану 660 человек). Достаточно большое количество курсантов так и не получило столь необходимой лагерю специальности. Отсев на данных курсах был достаточно велик: только в 1938 г. он составил 86 человек.

Осуществлялась подготовка и геологических кадров. В 1938 г. 20 курсантов по­лучали специальность «коллекторов-геологов»; 10 человек обучались на геоло­гов; столько же — на горных лебедчиков; 15 человек — на топографов. Основная же часть обучающихся была охвачена курсами техминимума. Но при плане 6000 курсантов на них проходило обучение всего 3165 человек.

Невыполнение плана по подготовке квалифицированной рабочей силы яви­лось прямым следствием тех серьезных проблем, которые были характерны для Ухтижемлага в первые годы его функционирования.

Деятельность курсов по подготовке технического персонала в Ухто-Ижемском ИТЛ нашла свое отражение в мемуарной литературе. Ю. И. Чирков, бывший за­ключенным с 1938 по 1943 год, вспоминает, что на эти курсы обычно приглашали только тех, кто был осужден за бытовые преступления, несмотря на то, что все преподаватели-специалисты отбывали срок по 58 статье. Стремление попасть туда было естественным: приобретая защитную специальность, можно было из­бежать изнурительных массовых работ.

По свидетельству Ю. И. Чиркова, многие заключенные, осужденные по уго­ловным статьям, шли на курсы, чтобы «кантоваться», то есть бездельничать, шесть месяцев или год, в зависимости от их продолжительности. Экзаменов же они, как правило, сдать не могли. Это обстоятельство никак не могло устраивать руководство курсов, которое порицалось за каждый несданный экзамен. И, следо­вательно, у политических заключенных появлялась возможность приобретения лагерной специальности. Правда, экзамены они сдавали в устной форме и без подготовки, тогда как заключенные-уголовники и бытовики готовились по два часа, давали письменные ответы.

Ю. И. Чирков проходил обучение на курсах метеорологов, но мы можем пред­положить, что подобная картина наблюдалась и в других структурах, занимаю­щихся подготовкой кадров. Пребывание в лагере заключенных, осужденных по политическим статьям, было предельно осложнено и в этом направлении.

Лагерное начальство, осуществляя руководство подготовкой кадров, устано­вило достаточно жесткую дисциплину. Так, в октябре 1938 г., несмотря на то, что планы на курсах первое время не выполнялись, все курсанты, как вольнонаем­ные, так и заключенные, были предупреждены о том, что за малейшее нарушение учебно-воспитательной дисциплины и беспричинный отказ от учебы они будут привлекаться к ответственности, как за срыв подготовки кадров. Обычно курсан­тов-нарушителей из числа заключенных привлекали на изнурительные общие работы.

Несмотря на предпринимаемые усилия, лагерь испытывал хроническую не­хватку квалифицированных кадров. Данная проблема усугублялась большой те­кучестью рабочей силы, которая была характерна для лагерного хозяйства. С августа 1940 г. организация подготовки кадров в Ухто-Ижемском ИТЛ была связана с деятельностью отдела Труда и зарплаты, который осуществлял непо­средственное руководство массово-техническим образованием посредством обу­чения техминимуму, повышения квалификации путем переподготовки, а также через школу мастеров-десятников и школу передачи и изучения стахановских методов труда.

В 1940 г. отделом был пересмотрен и скорректирован план подготовки кадров по лагерю в целом и по подразделениям в отдельности, разработано и введено с 1 октября в действие положение о массовом бригадном и производственном уче­ничестве. К августу 1940 г. было охвачено по лагерю профтехобучением 150 воль­нонаемных и 900 заключенных. Выпуск составил соответственно 73 и 464 человека: отсев в силу различных причин был достаточно велик.

Наиболее приоритетными задачами, стоящими перед лагерем в области профтехобразования на начало 1940-х годов, являлись: сохранение действующих учебно-курсовых единиц; организация массовой учебы по подготовке рабочих кадров в порядке производственного ученичества и краткосрочных курсов с охва­том обучения до 5000 человек; подготовка учебно-программных и методических материалов в соответствии с намеченными специальностями и квалификациями. Спектр специальностей, которые получали заключенные Ухтижемлага в начале 1940-х годов, был достаточно широким. Там функционировали курсы: очисти­телей нефти, старших коллекторов, топографов, буровых мастеров, геодезистов, петрографов, автоэлектриков, механиков, геологов, шоферов, электромонтеров, электроразведчиков, десятников вышечного строительства, кочегаров, токарей по металлу, мастеров химзавода, мастеров хлористой кристаллизации и др. Всего в лагере в 1940 г. существовало около сорока профтехкурсов.

Особую значимость приобрел процесс подготовки квалифицированных кадров с началом Великой Отечественной войны, которая требовала огромных резервов, в том числе и людских. В своем докладе, сделанном в конце 1941 г., начальник управления лагеря С. Н. Бурдаков свидетельствовал о том, что только со строи­тельства убыло около тысячи человек квалифицированных работников. Таким образом, складывалась ситуация, когда выполнение производственных заданий ГУЛАГа, Государственного Комитета Обороны напрямую зависело от деятельно­сти Ухтижемлага в сфере подготовки кадров.

Итоговые показатели в области подготовки кадров за 1941 год впечатляют. Среди вольнонаемного контингента специальность получило 570 человек (буро­вых мастеров крелиусного и тяжеловращательного бурения — 45 человек, горных техников — 10 человек, машинистов-компрессорщиков — 65 человек, забойщи­ков и проходчиков — 74 человека и т.д.). Кроме того, в первый год войны через сеть массового технического обучения было подготовлено из среды заключенных 5579 квалифицированных работников, в том числе 724 буровика, 2304 строите­ля, 629 шахтостроителей, 1866 эксплуатационников. Школа ФЗО подготовила 544 специалиста, задействованных главным образом, на нефтешахтстрое, Водном промысле.

Надлежащего контроля за наиболее эффективным использованием окончив­ших обучение не было организовано, и в итоге потраченные на подготовку кадров средства и усилия зачастую были напрасными.

Имеющиеся источники позволяют реконструировать структуру профтехобра­зования, которая сложилась в лагере к 1943 году.

На нефтешахте № 1 на курсах с освобождением от производства заключенные получали специальность запальщиков, буровых мастеров, шоферов. Без освобож­дения от производства проходили обучение будущие тартальщики, замерители дебита нефти, операторы по добыче нефти, газа, буровые ключники. Помимо того, на нефтешахте функционировали курсы техминимума по горному делу, по элек­тромеханическому и паросиловому хозяйству, по ремонтно-механическому цеху. На Ярегском нефтепромысле существовали курсы без освобождения от произ­водства, где готовили операторов по добыче нефти.

Ухто-Чибьюский нефтерайон располагал курсами повышения квалификации тормозчиков, трактористов, шоферов.

На сажевых заводах заключенные, посещающие курсы с освобождением от производства, получали квалификацию операторов сажевого производства. На газопромысле функционировали курсы без освобождения от производства, где готовили операторов, шоферов.

Заключенные Водного промысла проходили курсы техминимума. ЦАРМ рас­полагал и курсами без освобождения от производства, готовили шоферов-газоге­нераторщиков, механиков по ремонту и эксплуатации газогенераторных машин.

На ОЛПе-7 (Ветлосян) функционировали курсы техминимума.

На ОЛПе-14 имелись курсы без освобождения от производства (бригадиров-строителей); здесь повышали свою квалификацию слесари-авторемонтники. Кроме того, на ОЛПе функционировали курсы техминимума.

Совхоз Седью имел курсы агротехминимума (как и Ухтосовхоз).

Центральная курсовая сеть при управлении включала в себя курсы без осво­бождения от производства, где готовили буровых мастеров, шоферов, газогенера­торщиков, старших геологов.

Всего же в 1943 году было подготовлено на всех видах производственно-техни­ческого обучения 3750 человек (из заключенных).

К середине 1940-х годов в Ухто-Ижемском ИТЛ окончательно сложилась сис­тема подготовки кадров. Сформировавшиеся к тому времени образовательные структуры сохранялись до конца функционирования лагеря. Прибывавшие в Ух­токомбинат без специальности заключенные, осужденные за служебные и быто­вые преступления, в первую очередь были обязаны пройти обучение по одному из видов профтехобразования и получить определенную квалификацию. Руко­водство работой по обучению заключенных необходимым специальностям осу­ществлялось сектором подготовки кадров и профтехобразования Комбината.

Примечателен тот факт, что перед системой массово-технического образования в Ухтокомбинате ставилась задача, сводящаяся не только к подготовке квалифи­цированных рабочих кадров в количестве, достаточном для покрытия потребнос­ти в них по всем производствам, но и обучению вторым и смежным профессиям.

К 1944 г. окончательно определилась и система финансирования профессио­нально-технического образования в Ухтокомбинате. Если средства на подготовку кадров из вольнонаемных предусматривались за счет специальных госбюджет­ных ассигнований, то заключенные обучались за счет производства и в централи­зованном порядке распределялись по подразделениям.

Эффективность организационных усилий ГУЛАГа, лагерного руководства в об­ласти профтехобразования нашла отражение в материалах фонда Главного управ­ления лагерей горно-металлургической промышленности. Из них мы узнаем, что в 1944 г. через курсы производственного ученичества было подготовлено разных спе­циальностей 5217 человек (план был перевыполнен на 104%), в том числе горняков — 1560 чел., буровиков — 150 чел., строителей — 700 чел. Из числа окончивших обучение 377 человек систематически выполняли 1,5-2 производственные нормы.

С начала 1944 г. во всех подразделениях комбината стали организовываться учебно-методические советы из преподавательского состава и руководителей производства под председательством главного инженера. Наличие в среде за­ключенных высококвалифицированных специалистов и дефицит таковых сре­ди вольнонаемных, вызванный относительной малочисленностью этого слоя, во многом определяли кадровую политику Ухтижемлага в сфере подготовки квали­фицированных кадров. В лагере к преподавательской деятельности привлекались не только вольнонаемные, но и заключенные (в том числе и осужденные по 58-й статье), которым преподавание позволяло избежать общих работ. Насыщение лагерных подразделений необходимым количеством получивших специальность заключенных во второй половине 1940-х годов было для лагеря чрезвычайно важно, вследствие большой текучести подневольной рабочей силы. Согласно имеющимся источникам наибольшую потребность в квалифицирован­ной рабочей силе в рассматриваемый период испытывали нефтешахта № 1 и га­зопромысел.

Проблему кадрового дефицита предстояло решать руководству Ухтижемлага и конкретно — А. П. Крупнову, который в феврале 1945 г. был назначен начальни­ком сектора подготовки кадров.

Лагерное руководство периодически принимало меры, направленные на лик­видацию безграмотности. Так, 16 декабря 1946 г., был издан приказ начальника Ухтинского комбината МВД СССР, согласно которому надлежало подвергать обязательному обучению без отрыва от производства всех неграмотных и мало­грамотных заключенных в возрасте до 50 лет. Такой контингент было запрещено переводить из подразделения в подразделение до окончания курса обучения гра­моте. Во всех зонах выделялись помещения для школ ликбеза, которые оборудо­вались необходимым количеством мебели, обеспечивались освещением, отопле­нием. При Культурно-воспитательном отделе устанавливалась штатная единица преподавателя — методиста по ликбезу. Предпринимаемые меры должны были способствовать полному курсу обучения заключенных в довольно сжатые сроки: с 20 декабря 1946 по 20 мая 1947 г.

За 1946 год были достигнуты определенные успехи в сфере профтехобразова­ния. Фактически было подготовлено по различным профессиям в два с лишним раза сверх планового задания (7401 чел. против плана в 3500 чел.). По отдельным профессиям выполнение плана подготовки кадров характеризовалось следующи­ми показателями:

Подготовка кадров в Ухтижемлаге в 1946 г.

Профессии

План

Факт

% выполнения плана

Горняки

805

1772

220

Нефтяники

145

188

129

Буровики

282

286

101

Строители

775

1422

185

Металлисты

788

812

103

Энергетики

306

353

115

Транспортные рабочие

379

671

150

Лесозаготовщики и рабочие, занятые на сплаве

256

554

216

Геологоразведчики

65

99

153

Сельскохозяйственные рабочие

312

307

98

Таким образом, наиболее интенсивно в Ухтижемлаге шла подготовка кадров горняков и строителей. К сожалению, достаточно трудно судить о квалификации заключенных, прошедших обучение.

За 1947 год кадров массовых профессий в Ухтокомбинате было подготовлено 9491 человек (перевыполнение плана составило 151 %). Столь масштабная под­готовка квалифицированных кадров имела место и в последующий период функ­ционирования лагеря.

Все обучение проводилось по учебным планам и программам, составленным в подразделениях в соответствии с профилем требуемой квалифицированной ра­бочей силы и согласованным с сектором подготовки кадров. В архиве ГУЛАГа хранятся учебные программы, которые являлись основой, определяющей процесс подготовки кадров в лагерях. Периодически программы по подготовке и перепод­готовке кадров лагерного сектора и массовых профессий отсылались в Ухтижем­лаг НКВД. Так в январе 1945 г. в Ухту было отправлено двадцать экземпляров программ по горному делу. Определенное значение в подготовке квалифицированных кадров имела орга­низация в Ухтижемлаге библиотечного дела. Ранее уже была обозначена пробле­ма, связанная с дефицитом технической литературы в ИТЛ. Положение дел в этой области стало меняться, начиная с весны 1943 года. 26 марта был издан приказ по управлению Ухтижемлага НКВД СССР № 40 «О порядке работы Центральной научно-технической библиотеки при проектно-техническом отделе». Библиотека была предназначена для обслуживания всех специалистов как вольнонаемных, так и заключенных. Учитывая разбросанность подразделений, было решено выде­лить им передвижки и межбиблиотечный абонемент. Для обслуживания специа­листов рабочего поселка Ухта при библиотеке политотдела организовывался стол «Технической книги», для чего из Центральной научно-технической библиотеки выезжал в определенные часы и дни библиотечный работник с литературой, пред­варительно заказанной в ЦНТБ по почте или телефону. Техническая литература, хранящаяся на лагпунктах, но не имеющая прямого отношения к производству данного предприятия, передавалась в ЦНТБ.

Таким образом, в Ухтижемлаге решалась проблема нехватки учебной литерату­ры, характерная для первых лет существования ИТЛ. Снабжение литературой и учебными пособиями сети профтехобразования комбината осуществлялось через сектор подготовки кадров. Там же получалась санкция на применение изысканий своими силами литературы в качестве учебного пособия.

На период передачи Ухто-Ижемского ИТЛ Печорлагу (июнь 1955 года) в нем содержалось 5896 заключенных, из которых 4315 человек (73%) имели специаль­ность. Таким образом, 1581 человек (37%) специальности или профессии не име­ли. Дефицит квалифицированных кадров в Ухтижемлаге, сохранявшийся во вто­рой половине 1940-х -начале 1950-х годов в той или иной мере был связан с тем, что в силу высокой текучести рабочей силы лагерю не всегда удавалось сохранять контингент подготовленных работников. Образовательный уровень вливавшихся в лагерь заключенных, свидетельствуют фонды ГУЛАГа, был по-прежнему очень низок: 30,4% из них не окончили даже начальную школу; 20,7% заключенных име­ли образование 5-6 классов. Это обстоятельство существенным образом ослож­няло производственную деятельность Ухто-Ижемского лагеря, связанную с раз­работкой и эксплуатацией нефтяных и газовых месторождений.

В то же время многие из заключенных Ухтижемлага, освободившись, оставались на проживание в республике. Таким образом, усилия, направленные на решение кадровой проблемы в Ухто-Ижемском ИТЛ, способствовали не только насыще­нию его производства квалифицированными специалистами, но и формированию класса индустриальных рабочих Коми АССР.

А. Н. Кустышев