Строительство отстойных чанов, 1931 г. Из книги «Сквозь серебряную стужу»

 radii-01

Поселок Водный занимает особое место в истории Ухты. Именно здесь началась эпопея ухтинской нефти. Здесь при впадении ручья Нефтьель в реку Ухту легендарный рудообыскатель Федор Савельевич Прядунов соорудил первый российский нефтепромысел в 1745 г., здесь были пробурены первые разведочные и эксплуатационные нефтяные скважины, здесь находились промыслы М. К. Сидорова и А. Г. Гансберга, обнаружены газы и радийсодержащие воды.

В 1933 г. это был промысел №2 имени ОГПУ в районе современного поселка Водный, что в 25 км к юго-западу от Ухты. О том, что он представлял в то время, подробно рассказано в очерке начальника промысла Д. Г. Хомякова, опубликованном в единственном изданном тогда номере журнала «Недра Советского Севера» за июнь 1933 г. На титульном листе значится: «Ежемесячный производственно-технический журнал Ухто-Печорского треста. Адрес редакции: г. Чибью, Коми области, Управление Ухто-Печорского треста.

В очерке говорится, что берега Ухты в районе, занимаемом Промыслом № 2 им. ОГПУ, были местом усиленных поисков нефти.

Казалось, что стоит приложить лишь минимум усилий, и нефть будет добыта. Однако все пробуренные скважины не дали положительного результата, так как месторождение оказалось более сложным, чем его представляли. Вместо нефти часто получали соленую воду и не обращали на нее никакого внимания.

Здание школы, построенной в п. Водном в 1933 г.

 

 

 

 

 

 

radii-03

Здание первой школы поселка

 

 

 

 

 

 

Хомяков Дмитрий Григорьевич (1885-?). Химик-технолог. Родился во Владимирской обл. Высшее образование. Доцент кафедры Общей химии Сибирского Института (1920-1921); инженер, технорук, старший химик, заведующий производственной части Главхим ВС НХ и Военно-кислотного треста (1921-1928); зав. производством Треста Редких элементов (1928-1929) Осужден в 1929 г. по ст. 58-7, 11 на 10 лет ИТЛ ТЛ . Освобожден в апреле 1932 г. с прикреплением к Ухтпечлагу на 8 лет до 23.10.39 г. С 1931 г. начальник, а с 1933 г. зам. начальника 2-го промысла, затем начальник завода по переработке концентратов, с 1936 г. старший инженер Горного отдела, с 1937 — начальник проектного отдела. В 1938 г. переведен в Норильстрой.

 

 

radii-04

Бутенин Николай Федорович 1894-1951. Родился под Казанью. Окончил Высшие военно-химические курсы (1916), химическое отделение Казанского технического училища (1925). Работал в Москве. Осужден в 1931 г. по ст. 58-6 сроком на 10 лет. Прибыл в Ухтпечлаг в 1931 г., до 1935 г. работал помощником и начальником Водного промысла. С 08.01.41 г. работал на Водном промысле заведующим компрессорным хозяйством, монтажной мастерской и монтажными работами, с 1948 г. — начальник цеха эксплуатации и бурения. Затем начальник ЦПП и стройучастка.

 

 

Даниловский Иван Константинович (1895-?). Родился в Московской области. Окончил курсы марксизма при Коммунистической академии (1924). Работал на различных должностях в ВЧК в Москве, Ярославле, Гомеле, Киргизии, Татарстане, Казахстане с 1918 г. Награжден значком «Почетный чекист», маузером и грамотой. Осужден в 1932 г. Коллегией ОГПУ по ст. 112 на 5 лет ИТЛ. Срок отбывал в Ухтпечлаге. Освобожден 27.04.35 г. По распоряжению ГУЛАГа НКВД от 11.10.35 г. начальник КВО Даниловский И. К. был откомандирован в распоряжение начальника Волгостроя.

 

 

radii-05

Торопов Федор Александрович 1884-1953. Выдающийся деятель прикладной химии и радиохимии. Осужден в 1929 г. по ст. 58-6, 7, 11 на 10 лет. До ареста 1926-1929 гг. — главный инженер треста «Анилокрасочная промышленность», главный инженер заводов «Химуголь» в г. Харькове. С 1932 г. возглавлял Центральную химическую лабораторию промысла № 2, главный технолог радиевого завода. Под его руководством разработана уникальная технология извлечения радия из минеральных вод, сделан ряд рационализаторских предложений и изобретений. Награжден орденом Ленина (1943), лауреат Сталинской государственной премии второй степени (1947).

 

 

radii-06

Судариков Сергей Павлович (1885 ?). Химик. Приговорен к расстрелу, с заменой заключением в ИТЛ, сроком на 10 лет по ст. по 58-7,9 и 11. С декабря 1931 г. начал работать в Центральной химической лаборатории на Водном промысле. Вместе с Ф. А. Тороповым разработал новый способ переработки радиоактивных концентратов на чистые соли радия (авторское свидетельство № 132023/1012 16-VI 32 г.). Под руководством Сударикова спроектирован и пущен завод концентратов на промысле №2. Заведовал заводом до 1935 г., затем – старший химик ЦХЛ. Освобожден в 1940 г.

 

 

Страхов Николай Петрович (1904 -?). Химик-технолог радиевой промышленности. Осужден в 1931 г. по ст. 58-4, 11 на 3 года. Работал в Московском научно-исследовательском институте прикладной минералогии в термической лаборатории на должности инженера-химика. С 1932 г. начальник химической лаборатории на Водном, освобожден в 1933 г., возвратился в Москву. С 1938 по 1940 г. на Водном, начальник завода концентратов.

radii-02

В 1926 г. партия Геологического комитета под руководством А. Черепенникова и Богоявленского исследовала газопроявления в районе Ухты. При обработке собранного материала оказалось, что ухтинские воды, полученные из буровых скважин, являются водами, содержащими растворенный в них радий. В скважине №1 (казенной, пробуренной В. И. Стукачевым в 1911 г.) его количество оказалось превосходящим содержание радия в воде всех известных по литературным данным источников. В 1927-1928 гг. эти воды подвергались дальнейшим исследованиям Черепенникова, Соколова и других. Но условия залегания этих вод ими не были выяснены.

Обнаружение на Ухте радия существенно изменило отношение к геологическим исследованиям района и ускорило направление сюда Ухтинской экспедиции не только в поисках нефти, как было ранее, но и первую очередь радия.

С приходом Ухтинской экспедиции под руководством И. И. Гинзбурга здесь была организована первая, постоянно действующая химическая лаборатория. В фондах Водненского музея сохранился документ 1929 г., где рукой химика И. И. Гинзбурга написана просьба отремонтировать оборудование солеварки, которая когда-то работала на промысле Гансберга. В 1930 г. он первым предложил технологию извлечения радия из ухтинских вод.

«4-го января 1930 года в районе 2-го промысла у устья р. Яреги была заложена буровая скважина на нефть. Весной того же года начата постройка химлаборатории. В конце лета все население Промысла №2 им. ОГПУ, тогда носившего название командировки «Гансберг», состояло из трех десятков людей, работавших над нефтью, водой и газом. Вся командировка ютилась в одной избе, старой бане и в сарае, оставшихся от прежних времен. Летом была закончена постройка химлаборатории, и это было единственным зданием, украшавшим командировку».

Далее Хомяков пишет, что главными объектами исследования были сначала казенная скважина №1, естественные выходы минеральной воды в источниках и буровая в устье Яреги. Работы велись, главным образом, в двух направлениях: по линии вскрытия и изучения месторождения и по линии разработки технологии обработки воды.

Тщательное наблюдение за водой показало постепенный рост ее активности и минерализации, увеличивавшихся по мере углубления скважины. Тогда началось систематическое геологическое, химическое и радиометрическое наблюдение над бурившейся скважиной, так как основные условия залегания воды и нарастания ее минерализации были установлены. Скважина дала в шесть с половиной раз больше воды, чем казенная. «Уже во время бурения скважины №3 Ярега, когда ясным стали результаты бурения, — пишет Хомяков, — заложено было несколько скважин на воду. Контроль воды, заводского процесса и ряд теоретических работ вызвали расширение лаборатории в три раза. За время бурения было проделано более 1000 определений, что позволило сразу поставить вопрос о большой программе бурения на воду.

В 1930 году были заложены первые лабораторные опыты на технологии минеральной воды и были перенесены в масштаб полузаводской опытной установки при казенной скважине №1. Полузаводская установка, работавшая в течение

8 месяцев, получила положительные результаты в своей работе и позволила весной 1931 года приступить к проектированию уже большого завода.

Значимость промысла росла с каждым днем с бурением водных скважин. Каждая скважина увеличивала уверенность в надежности месторождения и его размерах. Пустых, безводных скважин не было ни одной. Площадь залегания радиоактивных вод ширилась и вместе с этим росла промышленно-хозяйственная жизнь Промысла. Если в конце 1930 года все население командировки исчислялось количеством менее сорока, то осенью 1931 года население Промысла исчислялось уже сотнями.

Летом 1931 года было построено общежитие химиков, новый барак для рабочих; отремонтировано несколько старых помещений для хозяйственной части. С осени 1931 г. начал функционировать клуб. Но Промысел в целом еще не имел многого: не было собственной ремонтно-механической мастерской, не было электроэнергии. В сентябре был начат стройкой большой завод для переработки воды, и в день годовщины Октябрьской Революции была пущена в работу первая секция чанов. Осенью и зимой 1931 г. было создано новое производство деревянных водоводов, и к моменту пуска большого завода было уложено и действовало полтора километра водоводов. Сверление труб ручное; диаметр отверстий 3-4 дюйма, стыки на кольцах из кровельного 1мм железа. Это было совершенно новое для Промысла дело. Достаточно сказать, что прежде чем был найден вышеуказанный надежный и простой метод стыка деревянных труб, было испробовано 18 моделей этого стыка. Постройка чанов огромной емкости до 55-85 куб. м в условиях отсутствия знающих практически это дело людей, недохватки технических средств, обручного железа и болтов также представляла значительный труд. Учились на этом, и делали. Для первых чанов, вместо обручного железа использованы были остатки старых буровых тросов. Промышленное строительство шло не только по линии создания удобных конструкций, но и, главным образом, по линии выработки конструкций и форм, базирующихся исключительно на местном материале.

1932 год был годом освоения и изучения Промыслом работы большого завода, освоения работы деревянных водоводов, как со стороны их практической работы, так и их постройки, а также освоения бурения разными истирающимися материалами и дробью метаморфической толщи во всем ее разнообразии, представившей огромные трудности, ввиду наличия прослойки кварцита, трещин и т.п. По линии химлаборатории шло дальнейшее изучение технологического процесса обработки воды: получение из нее новых полезных продуктов (брома), переработка концентратов в целях их обогащения, изучение генезиса водяного месторождения и более полное освещение химического состава минеральных вод. В этом же году развились работы по изучению лечебных свойств воды, давшие положительные результаты. Была построена физиолаборатория с небольшим стационаром для женщин и временный стационар для мужчин».

Из строек 1932 г. Хомяков отметил механическую мастерскую, один дом для колонизированных; достройку клуба, технического склада и временной электростанции; проводку электросети по Промыслу, постройку трех насосных станций для воды, начало постройки двух новых больших заводов №2 и №3, достройку трех серий чанов в заводе №1 и прокладку пяти километров деревянных водоводов. Он отметил также, что главная масса кадров буровых, строительных и монтажных работ, кочегаров, химиков-лаборантов, рабочих механической мастерской была создана на Промысле из чернорабочих и крестьян.

В конце 1932 года на Промысел было возложено задание по лесозаготовкам, определявшемся в 50000 куб.м. Это расширяло территорию обслуживания Промысла до 70 километров. Особенно сильный рост Промысла начался в 1933 г. Население Промысла за промежуток до мая выросло до нескольких тысяч человек. Количество буровых станков, равное 5-ти в 1932 г., увеличилось до 19-ти. По данным Хомякова, количество буровиков-рабочих к маю 1933 года выросло на 400% по сравнению с 1932 г.; количество строительных рабочих достигло 500%, рабочих мастерской 450% от количества 1932 г. Выросла электростанция со значительным штатом и значительные лесозаготовительные работы по обслуживанию лесоматериалами всех строек. В 1933 г. появился и автотранспорт.

Программа 1933 г. предусматривала бурение несколько десятков скважин, разного типа заводов по переработке воды, больших деревообделочных и механических мастерских, электростанции на 1000 киловатт, 20 коммунальных домов, сеть водоводов, разных установок заводов, подсобных сооружений и создание продовольственной базы.

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 13 ноября 1932 г. «Об организации Ухто-Печорского треста» определило размер добычи радия на 1933 г. в количестве 8 грамм и обязало Народный Комиссариат Внешторг предусмотреть в плане 1933 г. 14 тысяч рублей валюты для покупки Ухтпечтрестом алмазов-карбонатов и необходимой химаппаратуры.

В документах представлена дислокация Промысла №2 по состоянию на 1.05.1934
в виде следующей таблички:

З/к

К/н

С/п

В/н

всего

Из общ. Числа з/к-з/к на производстве

2010

116

36

78

2240

2053

Наименование подразделений

Промысел №2

от Чибью 25 км

Ком-ка Крохаль

от Пром. № 2 35 км

К-ка Чуть

от Пром. № 2 35 км

Лесозаг. Пункт Тобысь

от Пром. № 2 43 км

Пром. №3 им. Мороз

от Пром. № 2 9 км

Нач. промысла Даниловский И.К. Зам. Нач. Хомяков

 

Газета «На вахте», которая издавалась на промысле, в мае 1935 г. перечислила наименование основных производственных работ

  1. Бурсекция
  2. Стройсекция
  3. Кирпичные заводы
  4. Геолсекция
  5. Топографическая партия
  6. Хим. заводы
  7. Химлаборатория
  8. Завод концентратов
  9. Мех. мастерская
  10. Лесзаг
  11. Техснабжение
  12. Гужтранспорт
  13. Новая электростанция
  14. Старая электростанция
  15. Физлаборатория
  16. Общее производство
  17. Проектное бюро
  18. Пожкоманда
  19. Подгот. кузнечные работы
  20. Монтажная мастерская
  21. Связь
  22. Постройка арки
  23. Ремонтная бригада
  24. Мостостроительство
  25. Р. О. Э. на производстве
  26. Выходные

Водному промыслу посвящен очерк О. Вишни «Ухтинская целебная вода. Промысел № имени ОГПУ». Остап Вишня с известной долей горькой иронии написал: «Трудно поверить, что пять лет тому назад здесь был густой таежный лес и среди этого леса уныло дремали полуразвалившиеся подслеповатые, побуревшие незадачливые строения кочегарки, бани, сарая, солеварки – всего того, что оставалось здесь догнивать после попыток капиталистических промышленников пробраться в ухтинские таежные недра».

Далее он продолжил: «А научная мысль таежной химической лаборатории дала Советской промышленности новый способ переработки концентратов на чистые соли радия, способ химиков Торопова и Сударикова...

В 1933 году на промысле работают тысячи человек... Уже инженер Н. Ф. Бутенин, заведывающий водной колонной промысла, говорит о сотнях километров водопроводных труб, о сотнях компрессоров на вышках. Старший инженер Д. Г. Хомяков разрабатывает замечательные планы дальнейшего расширения производства и строительства. Уже Начальник Промысла И. К. Даниловский буквально «висит» на телефонной трубке — его «рвут на части» многочисленные звенья большого производства ...В химической и физической лабораториях под руководством Ф. А. Торопова работают, склонившись над пробирками, над электрометрами, десятки квалифицированных химиков».

В 1934 г. введен в действие завод по переработке радиевых концентратов. На Водном промысле стали получать конечный продукт — кристаллический RaBr2. Для переработки концентратов применяли оригинальный муфельный способ, разработанный под руководством Ф. А. Торопова и С. П. Сударикова. К этому времени уже работали семь заводов по переработке воды (№ 1-7) и одна индивидуальная установка. Воду добывали из 59 скважин. Самым крупным был химзавод № 1, работавший от 25 скважин. На нем стояло 39 чанов-отстойников, через которые за сутки пропускали 3250 куб. м воды. Обслуживали химзавод 37 работников. Однако в том же году, в связи с интенсивной добычей радиоактивных подземных вод, дебит скважин резко уменьшился. Уже к концу года осталась только одна фонтанирующая скважина. Для подъема воды стали применять глубинные насосы и эйрлифтный метод.

В 1935-1936 гг. на промысле работали уже 3840 заключенных и около 500 вольнонаемных.

Химический завод №2

 

 

 

 

 

 

 

radii-08

Мастепанов Сергей Данилович (1913-?) — родился в ст. Отрадная Кубанской области. 25.12.37 был арестован и обвинен в активной контрреволюционной деятельности, приговорен к расстрелу, который заменили на 10 лет ИТЛ с последующим ограничением. Заключение отбывал в Ухтижемлаге, освобожден в декабре 1947 г.

 

 

 

Казанин Марк Исаакович 1899-1957. Старший лаборант химлаборатории, переводчик. Осужден в 1937 г. на 5 лет ИТЛ. Работал старшим научным сотрудником Института мирового хозяйства и мировой политики Академии наук, доцент географического факультета МГУ и Института востоковедения.

 

 

Прялухин Дмитрий Васильевич (1905 -?). Инженер-химик. Осужден в 1937 г. по ст. 58 на 5 лет ИТЛ. Сотрудник научно-исследовательского института пластмасс в г. Ленинграде. Работал на Водном, сажевом заводе и НПЗ.

 

 

radii-09

Башилов Иван Яковлевич. 1892-1953. Химик-технолог. Один из основателей радиевой и редкоземельной промышленности. Осужден в 1938 г. по ст. 58, пункт 7, 11 на 5 лет. На Ухтинский радиевый завод его взяли не сразу. Весной 1939 г. профессор был направлен в землекопы — доработал до дистрофии и галлюцинаций. Вскоре его признали негодным к дальнейшему «использованию» и определили сторожем на радиевый завод. Там перевели на работу в химлабораторию. Освобожден в 1943 г.

 

 

radii-10

Разуваев Григорий Алексеевич 1895-1989. Крупнейший советский химик-органик, академик. Осужден в 1934 г. по ст. 58 на 10 лет ИТЛ. С 1942 г. на Водном, работал химиком, начальником производства завода концентратов. Его нововведение позволило улавливать до 97% радия, содержащегося в воде. Освобожден в 1946 г. В дальнейшем создал Институт химии АН СССР. Лауреат Ленинской (1958), Государственных премий СССР (1971, 1985), Герой Социалистического Труда. Почетный член Нью-йоркской академии наук.

 

 

radii-11

Крашенинников Михаил Дмитриевич 7.02.1898-11.10.1953. Инженер-электрик. Родился в Ивановской области. Окончил МВТУ им. Баумана (1925). Работал на первой Московской электростанции. В 1933 г. был осужден по статье 58 на 5 лет и отправлен в Ухтпечлаг. После освобождения из-под стражи в 1936 г. работал на промысле по вольному найму начальником энергоколонны, с 1938 г. по 1953 г. главным инженером промысла. Награжден знаком «Ударнику-ухтинцу». Похоронен на Водненском кладбище.

 

 

radii-14

Щур Николай Максимович (1894-?). Химик-технолог. Осужден в 1934 г. по ст. 58 на 10 лет ИТЛ. Работал главным инженером Главспичпрома в Москве. В 1934 — 1952 гг. — на Водненском промысле, главный технолог колонны эксплуатации, старший технолог химзаводов. Под его руководством построены 9 химических заводов из 12. Реабилитирован в 1956 г.

radii-07

Из доклада заместителя начальника ГУЛАГа, датированном мартом 1940 г. сказано: «Добыча воды производится буровыми скважинами глубиной 500-600 метров при помощи компрессоров высокого давления. Площадь распространения радиоактивных вод чрезвычайно обширна: она охватывает всю Ухтинскую нефтеносную площадь, а геологические и геохимические условия, определяющие образование радиоактивных вод, повторяются и в других районах вдоль Тиманского хребта. В настоящее время площадь радиоактивных вод исчисляется примерно в 2500 квадратных км с запасами радиоактивной воды, по ориентировочным подсчетам, в миллиард кубометров. Такой запас позволяет оценивать общее количество содержащегося в нем радия в 3 килограмма. Возможности промысла еще не используются в необходимой степени, и его производство развивается совершенно недостаточными темпами. Эксплуатируемая в настоящее время площадь радиоактивных вод составляет меньше 15% заведомо радиоактивной площади на Ухте. Основным тормозом в развитии Ухтинского радиевого промысла является его отсталая техника. Экономсовет при СНК СССР своим постановлением от 9 марта 1940 года предусмотрел мероприятия по обеспечению технической реконструкции этого промысла соответствующим оборудованием, преимущественно импортным (компрессора высокого давления, буровые станки, технические алмазы и т.д.). За 1939 год добыто 13,8 грамм радия — мезотория. Установленный на 1940 год план этой добычи — 18 грамм.

Трудоемкость этого задания станет ясной, если учесть, что для добычи одного грамма радия надо переработать 300 тыс. кубометров воды (25 млн. ведер) и сверх того перерабатывать еще по 3050 пудов, на каждый грамм радия, получаемых первичных концентратов».

К сожалению, на промысле безопасности работающих уделялось совсем мало внимания. На химзаводе люди работали в непроветриваемых помещениях, без защитной одежды, не применялись дозиметры. Ученые-химики, конечно, знали о вреде радия и, по-видимому, докладывали об этом руководству ОЛПа. Однако меры безопасности оставались на самом примитивном уровне. Более того, гипсовыми отвалами с химзаводов мостили дорогу в лагерь, подходы к буровым. А в 1934 г. построили кирпичный завод, который выпускал кирпич и глиняную посуду для местных нужд. Кирпич возили на строительство жилья (и даже детских учреждений) не только на Водный, но и в поселок Чибью. Позже эти здания были разрушены, а сам завод в 1943 г. сгорел и больше не восстанавливался. Располагался он на берегу реки Ухты. На этом месте возникло поселковое кладбище.

С тем фактом, что радиевое производство является вредным, не могли не считаться даже в НКВД. Работающие на химзаводах получали хлеба намного больше, чем в других лагерях. Так, в феврале 1935 г. на каждого человека выдавали 700 (и больше) граммов хлеба. За рацпредложения, перевыполнение норм премировали хлебом, махоркой, сахаром и даже конфетами. В 1989 г., выступая в рамках «Недели Совести» в музее истории и трудовой славы завода «Прогресс», бывший политзаключенный С. Мастепанов сказал: «Здесь, на промысле, условия жизни заключенных в 30-е годы были намного лучше, чем в других лагерях. Мне пришлось побывать во многих колониях ГУЛАГа, и было с чем сравнивать. Промысел зеки между собой называли «курортом». Святое неведение — радий всех пометил своей вредоносной печатью. Только многие не сразу это ощутили, узнали...».

Производство радия с его несовершенными технологиями иногда совсем незаметно — по капелькам — уносило сотни человеческих жизней.

Вспоминала вдова Г. А. Разуваева, Елена Владимировна: «Ну, а что делалось со здоровьем людей? Многие из тех, кто работал с нами, после освобождения через год-два умирали от рака... Хоть мы и работали на заводе не более 4 часов, хоть нам и давали в виде лекарства сырую печень, — уберечь людей вряд ли это могло. Мало того, что условия труда были ужасные, но ведь толком никто не знал о последствиях влияния радиации на человека». Сколько смертей вообще нигде не зафиксировано, сколько документальных источников утрачено? Наверное, никогда не будет установлено количество людей, нашедших свои могилы на безымянных кладбищах Водного промысла».

Точное количество произведенного на промысле радия пока не известно, так как эти данные были засекречены. Однако на основе анализа документов, сохранившихся в архиве ОАО Ухтинский электрокерамический завод «Прогресс» (записки-обоснования плановых заданий, пояснительные записки к годовым бухгалтерским отчетам, протоколы производственных совещаний), А. И. Кичигиным было подсчитано, что до 1952 г. было выпущено примерно 271 г радия.

По данным Водненского музея, за время существования промысла было пробурено 416 скважин, из них дали воду 296. Окончательно добыча радиевой воды прекратилась в 1953 г. в связи со снижением дебета скважин, большой энергоемкостью производства, высокой себестоимостью продукта и появлением новых технологий. Во второй половине 1956 г. начались работы по ликвидации производства минерализованных вод.

В 1947 г. журнал «Огонек» поместил в тридцать первом номере фотографии лауреатов Сталинских премий. Среди них – Ф. А. Торопов и М. Д. Крашенинников, научные сотрудники Ухтинского комбината, как извещает подпись к фотографиям. И далее: «Премия присуждена за разработку нового метода получения химического продукта».

Начальниками промысла были в разное время А. М. Романенко, Д. Г. Хомяков, И. К. Даниловский, Шнурковский, Н. Ф. Бутенин (1934), Ю. К. Максимович (1935-1936), А. Г. Бочаров (1936), А. В. Михайлюк, Н. И. Смирнов (1938), Добровольский (1939), Н. Ф. Дорофеев (1940-1946), Д. В. Буров (1946-1956), А. Я. Правдивцев (1956-1957).

По данным Водненского музея, старейшая улица в поселке — Ухтинская. За домом № 5 (построен в 1932 г., обложен сейчас кирпичом и является жилым зданием) на самом берегу сохранилось деревянное здание школы. Оно состоит из двух комнат, в оной жила учительница, а в другой стояло 4 парты, для четырех учеников с первого по четвертый класс. Потом в этом доме проживали семьи Лысяк, Дьячковых, Козловых.

Ферсман в очерке «Радиевые месторождения Ухты», опубликованном в газете «Индустрия» 2 июня 1940 г. вспоминал о Водном: «В Ухту мы прибыли под утро… Мы проехали под какой-то сказочной аркой с надписью «Водные промыслы». Перед нами открылись ряды красивых домов, залитых электрическим светом, вдали были видны вышки. Здесь прошли дни нашей работы, дни ярких впечатлений, осмотра заводов, лабораторий, ознакомления с научными материалами, дни смелых, может быть, даже слишком смелых мечтаний.

Водные промыслы Ухты занимают пространство в несколько тысяч квадратных километров. Здесь пробурены многочисленные скважины, некоторые глубиной до 750 и более метров. При помощи насосов или эрлифта вода выкачивается в отстойники, затем подается на заводики. Отсюда концентрат поступает на центральный завод, который путем различных процессов извлекает сверкающие соли бромида, состоящие из смеси радия и мезотория. В особых свинцовых толстостенных ящиках радий поступает в радиевый институт Академии наук для научных и медицинских целей».

По данным Водненского музея, в старом поселке была улица Компрессорная, а далее — зона. По ул. Сельскохозяйственной стояли частные дома. Первые каменные дома – поликлиника и угловой дом на конечной остановке автобусного маршрута Ухта-Водный.

В районе памятного знака казенной скважине №1 в 1930 г. была пущена первая установка по извлечению радия из минеральной воды, а завод №1, построенный в 1931 г., находился на месте бывшего магазина.

Улица Ленина («жирный ряд») построена в 1939 г., а на месте химлаборатории сейчас находится частный дом.

Сруб Гансберга сломали в 1990 г., на участке Гансберга сейчас построены гаражи.

Напротив скважины Гансберга у реки был паром. На нем переправлялись к заводу №10. Сейчас возле скважины Гансберга – частная дача, а из скважины берут газ для отопления незаконным путем. Бараки у скважины Гансберга были снесены в 1972-1974 гг. Их в свое время строили заключенные под звуки духового оркестра, причем во внерабочее время, а работали они с 8 до 20 часов. Бараки трактором столкнули к берегу реки и сожгли, так как они были слишком радиоактивны. Сюда на завод в 1950-е годы завозили урановую руду, а с 1953 г. рассыпали радиевые отходы на полях и огородах. Были даже проведены опыты, на сколько повышается урожайность растений. В 1957 г. сделали дезактивацию, но не тщательным образом. Дезактивацией поселка занималась И. И. Колотий. Она была основателем Водненского музея.

Е.А.Зеленская

radii-12

За рекой место завода №5.
Ниже по реке видна механическая мастерская, постройка 1932 г., вдали за рекой видно место 5-го завода. Выше на берегу сохранилось другое здание школы, которое открылось в 1933 г. На этом же берегу – двухэтажные деревянные дома, застройка 1961 г. Справа от современного здания Дома культуры стоит двухэтажное деревянное штукатуренное белое здание – бывшее заводоуправление. На фоне этого здания сделан снимок 1940 г. во время приезда на Водный академика А. Е.. Ферсмана.
radii-13Ферсман Александр Евгеньевич 27.10.1883-20.05.1945. Известный геолог, выдающийся минералог и геохимик. Родился в Санкт-Петербурге. Окончил МГУ (1907). Профессор, директор Минералогического музея АН СССР (1919-1930), директор созданных им институтов Минералогического и Геохимического, академик-секретарь АН СССР. В 1940 г. с бригадой АН СССР побывал в Коми АССР и п. Водном.