Русское товарищество «Нефть» было создано для добычи, перевозки, хранения и торговли продуктами нефти в 1884 г. Его правление находилось в Санкт-Петербурге, а членами правления являлись А. Е. Сувчинский, Т. В. Белозерский и И. Я. Мирославский.

В июне 1912 г. был издан закон о сдаче в разработку казенных нефтеносных земель, закрытых для частных заявок на нефть, и в том же году на его основании определены условия отдачи под разведку и добычу нефти и естественного углеводородного газа участков на казенных землях, закрытых для частных заявок на нефть.

Для Русского товарищества «Нефть» «мотивом начала работ в этой области явились результаты казенных разведок, производившихся под руководством горного инженера Стукачева». Товарищество купило первые отводы в 1911 г., а приступило к разведке только в 1913 г.

Русское товарищество «Нефть» является первой солидной Бакинской фирмой, обратившей внимание на этот отдаленный от промышленных центров нефтяной район.

Первая собственная разведочно-эксплутационная скважина Товарищества «Нефть» была заложена на Карловском отводе вблизи казенной разведочной скважины № 3 и закончена в 1914 г. Однако нефти в этой скважине получено не было и только на глубине около 40 саж. были встречены капли нефти.

В том же 1914 г. товарищество заложило и пробурило две новые скважины на отводе «Владимирском» в версте от скважины на отводе «Карловском». Суточный дебит скважины от обоих притоков нефти за первые сутки тартания оказался всего 13 пудов нефти, затем дебит постепенно падал, дойдя до 3-х полутора пудов и даже менее в сутки. Опытная эксплуатация других десяти, на принадлежащих Товариществу отводах из прежних, расчищенных и вновь пробуренных скважин, дала в 1914 и 1915 г. также неудовлетворительные результаты, так как суточный дебет нефти определялся в среднем от 3-х до 8-ми фунтов. Общая же добыча нефти из всех скважин Товарищества не превысила 617 пудов…

В 1915 г. были начаты разведочные работы на участке № III Ухтинского нефтеносного района, представленном по договору с казной, под разведки нефти и естественного углеводородного газа Нефтепромышленному и Торговому Обществу И. Н. Тер-Акопова, действующему в связи с Русским Товариществом «Нефть».

На этом участке в 1915 г. Обществом были заложены 2 разведочно-экплуатационные скважины. Скважина № 1 закончена бурением в текущем году (1916. — Е.З.) с суточным дебитом нефти в 10 пудов. Скважина № 2 нефти не дала. В текущем же году, на том же участке в расстоянии 10 саженей от скважины № 1 пробурена еще одна скважина № 3; нефти этой скважиной также не достигнуто.

Правлением «Русского Товарищества «Нефть» для руководства геологическими работами был приглашен А. Н. Замятин.

На совещании 15 октября 1914 г. в Правлении Товарищества решили произвести еще некоторые дополнительные исследования. Было признано целесообразным в интересах окончательного выяснения благонадежности или неблагонадежности Ухтинского месторождения заложить скважину на участке № 3 на левом берегу Ухты, при устье р. Чибью.

Этот участок в 416 десятин был получен 22 июня 1915 г. 1 августа 1915 г. была заложена первая буровая скважина в юго-восточном углу участка. 7-го ноября того же года была начата 2 буровая скважина на Чибью по средине западной границы участка, а 28 апреля 1916 г. — 3 скважина в 9 саженях от первой. Закладкой 2 и 3 скважин преследовалось лишь выполнение условий контракта с казной на случай, если бурение первой скважины даст благоприятные результаты.

Первой скважиной были пройдены два нефтеносных горизонта. Первый приток нефти наблюдался в синей сланцеватой глине, второй сопровождался 3-дневным газовым фонтаном – в серой глине с песчаником. В надежде встретить еще приток нефти, было решено углубить скважину.

Газовый фонтан из этой скважины побудил инициатора ухтинского дела Товарищества, Н. М. Валуйского поднять вопрос, нельзя ли использовать газы Ухтинского месторождения путем сгущения их в бензин. Для выяснения этого вопроса Техническим Отделом было дано несколько проб ухтинских газов, и в том числе из скважин на Чибью, в лабораторию Горного Института. Испытания обнаружило, что газ состоит из чистейшего болотного газа метана, сжижение которого в бензин невозможно.

Тогда в условиях Первой мировой войны, в сентябре 1915 г была объявлена мобилизация. Всего взято с промысла 12 человек. Это вынудило готовить новый состав буровых партий. Две последние мобилизации лишили промысел двух опытных ключников С. П. Кустышева и А. Т. Филиппова, почти всего состава двух организованных буровых партий, а также всего состава опытных кочегаров.

Управляющий промыслами инженер А. Боголюбский и заведующий хозяйственной частью А. Головин отмечали значительное понижение качества рабочих при требованиях увеличения зарплаты.

В докладе Правления «Русского товарищества «Нефть» общему собранию пайщиков о деятельности Товарищества за 1916 г. есть такие строки : «В работах в Ухтинском районе и Фергане за истекший год каких-либо существенных изменений не произошло, ибо в этих отдаленных районах особенно сказывались переживаемые военные события на темпе работ».

Технический Отдел обращал внимание Правления, что выводимый инженером Стукачевым минимальный, выгодный для промышленников, суточный дебет в 30 пудов для работы на Чибью надлежит повысить до 50 и даже может быть до 100 пудов. Для того чтобы последние испытания скважины были обставлены более правильно и дали безусловный, решительный ответ на вопрос о возможной выгодности эксплуатации и целесообразности дальнейших работ на Ухтинских промыслах Товарищества, Технический Отдел полагал командировать в Ухту инженера А. А. Боголюбского, в присутствии которого должны быть произведены испытания. В случае неблагоприятных результатов испытания, необходимо немедленно произвести ликвидацию дела на Ухте.

Результаты бурения скважин на р. Чибью не дали положительных результаты, дебет нефти был намного меньше 50 пудов.

Малоудовлетворительные результаты разведочных работ поколебали уверенность «Русского Товарищества «Нефть» в возможности получения нефти в промышленных количествах на имеющихся в её распоряжении участках и заставили прекратить дальнейшее производство разведок на этих участках».

Общую оценку положения дела исследования Ухтинского нефтеносного района дал А. Н. Замятин : «В результате всех усилий по выяснению промышленного значения Ухтинского нефтеносного района можно утверждать, что при том состоянии края, в каком он в данное время находится, удаленный от населенных центров и лишенный путей сообщения с ними, месторождение лишено какого бы то ни было промышленного значения. Лишь при условии оживления края проведением путей сообщения может быть снова пересмотрен вопрос о возможности промышленной эксплуатации месторождений: 1) вследствие очень большого понижения стоимости разведок и возможности применения новых методов eё и 2) вследствие возникновения новых потребностей в горючем; тогда же станет возможной и утилизация горючих газов, выделяющихся в весьма значительных количествах, но в данное время за отсутствием населения никому не нужных».

Правление Русского Товарищества «Нефть» пожертвовало принадлежащий ему на Карловском нефтяном промысле дом в пользу Усть-Ухтинского сельского общества с тем, чтобы в этом доме помещалось училище. В апреле 1918 г. в с. Усть-Ухте открылась начальная школа, возможно в доме «Русского товарищества «Нефть».

Главный геолог Ухтинской экспедиции ОГПУ Н. Н. Тихонович, изучив геологическую обстановку района, результаты бурения скважины № 1 «Русского Товарищества «Нефть» и крелиусных скважин, заложил эксплуатационно-разведочную скважину № 5, которая в октябре 1930 г. дала нефть. На месте скважины сейчас установлен памятный знак, на котором такие строки : «Здесь 25 октября 1930 г. скважиной № 5 открыто первое на Севере нефтяное месторождение, впервые в СССР промышленная нефть получена из девонских отложений. август 1979 г.»

Впервые публично выразил иную точку зрения на эту тему В. К. Тимофеев, который проанализировал материалы с позиции геолога и пришел к следующему выводу, что «скважиной №1-РТН была выявлена новая залежь в новом, не изученном бурением районе, получившим в последствии наименование Чибьюского месторождения, давшего стране 560,4 тысячи тонн нефти».

Н. Н. Тихонович считал первооткрывательницей Чибьюского месторождения — первого на Севере промышленного месторождения нефти, скважину № 1-РТН : Об этом свидетельствует «Стенограмма совещания сектора Природных ископаемых ресурсов Госплана, отчет по результатам геологоразведочных работ в Ухто-Печорском районе и на о. Вайгач (1929-1932 гг.)».

«Вторая залежь на участке Чибью, за пределами Чернышевского грабена, была открыта буровой скважиной Русского товарищества «Нефть» еще до революции и давала не более 45 пудов. Теперь из нее ежедневно вытекает 3-5 пудов. При просмотре бурового журнала мы убедились, что скважина не в порядке, вода там не закрыта, пласт обводнен, и поэтому количество нефти, которое она дает, не могло быть характерным для этого района. Здесь мы провели скважину № 5 со всеми техническими предосторожностями, была закрыта вода, и она дала в первый же день 250 пудов, на третий день уровень снизился и держался на 145 пуд. около двух недель, затем снизился до 100 пуд. и теперь через два года она дает немного меньше этой цифры», — это слова геолога, который проводил разведку и разработку Чибьюского месторождения, руководил всей геологической службой Коми края.

Кроме того, что на картах Чибьюского месторождения и 1932 г. и конца 1930-х годов, всегда указывалась скважина №— РТН.

К сожалению, на месте этой скважины, которая находится на территории Ухтинского механического завода, сейчас стоит памятный знак с поразительной надписью : «Из этой скважины в 1920-1921 гг. добывали нефть красные ухтинцы — рабочие первого в Коми крае Советского промысла. Скважина пробурена в 1919 году».

За десятилетия забыты слова Н. Н. Тихоновича о первооткрывательнице Чибьюского месторождения – месторождения, с которого началось промышленное освоение Европейского Севера. Возможно, теперь настало время восстановить справедливость и отдать должное первопроходцам и скважине № 1-РТН.

Е. А. Зеленская