2

Автопортрет Н. А. Бруни, п. Чибью, 1936 г.
Из архива З. Н. Бруни.

 1

Дуэль… Пред дулом пистолета
Равны и гений, и изгой,
И нет для русского поэта
Ни музы, ни жены другой.
И что дуэль? Она мгновенна.
Растает смерть в седой дали.
И снова все благословенно:
Стихи, и жизнь, и Натали!
И. Кутепова

В мае 2001 года в детском парке Ухты состоялось событие, на которое не были приглашены общественность города и пресса. Памятника Пушкину не стало. По решению градостроительного совета города для историко-краеведческого музея был сохранен лишь бюст оригинала памятника. По мнению художников, которые восстанавливали его с целью снять формы и отлить заново, его невозможно было сохранить полностью, время неумолимо разрушило скульптуру. И вот почему.

Памятник А.С. Пушкину в Ухте представлял собой уникальное творение уже только потому, что был создан из доступных в то время материалов – кирпича и бетона, в нем не было металлического каркаса, его стали делать, полагаясь на смекалку художника.

Начальник Ухтпечлага Я. М. Мороз распорядился изваять Пушкина и украсить Октябрьскую площадь города в год 100-летия гибели поэта, которую страна собиралась торжественно отметить в феврале 1937 г. по воле вождя всех времен и народов И. В. Сталина.

Н. А. Бруни за работой над памятником А. С. Пушкину.
Фото из архива В. П. Надеждина

 

 

 

 

3

Памятник А. С Пушкину в мастерской Н. А. Бруни в п. Чибью в 1937 г.
Фото из архива В. П. Надеждина

4

К тому времени творческие способности заключенного Ухтпечлага Н. А. Бруни были хорошо известны лагерному начальству, его перевели с общих работ и он рисовал заказные портреты, о судьбе которых нам еще неведомо.

5

Н. А. Бруни в 1933-1934 гг. до ареста в Москве.
Из архива З. Н. Бруни

 

 

 

 

 

6

Памятник А. С. Пушкину, установленный в 1937 г. на аллее парка.

По свидетельству старожила Ухты Г. М. Чеховича, мастерская, в которой Н. А. Бруни делал скульптуру, находилась примерно в ста метрах от берега реки Ухты в районе нынешнего спорткомплекса «Нефтяник», и при внимательном рассмотрении известного снимка Ухты 1936 года с правого берега реки, эту постройку можно разглядеть на фотографии. Геннадий Михайлович был тогда школьником и часто заходил в мастерскую посмотреть, как идет работа над памятником поэту.

Одному с такой срочной работой, вероятно, было трудно справиться, и у него были помощники. Но об этом известно очень мало. В семье Бруни сохранилось воспоминание жены старшего брата Льва Александровича Нины Константиновны. В пятидесятые годы ее в московской квартире навестил человек по имени М. С. Житомирский, бывший узник Ухтпечлага, художник из Минска. Он помогал строить мастерскую, где работал Николай Александрович.

Сохранились фотографии художника за работой над памятником и круговая съемка памятника, кто их автор – неизвестно. Именно ксерокопии с этих снимков и дали возможность художникам-реставраторам восстановить первоначальный вид скульптуры с наибольшей полнотой, не изменяя авторского замысла. Они были получены от Зои Николаевны Бруни, невестки художника, за исключением одного, что хранится в архиве семьи директора Дворца пионеров Г. А. Карчевского.

Волею судьбы усилиями художника памятник А. С. Пушкину был создан к знаменательной дате и установлен в поселке Чибью на площадке напротив окон двухэтажного деревянного дома, где проживало лагерное начальство. Это было начало аллеи соснового парка. Памятник дал название аллее, а затем и будущей улице Пушкинской.

И вот Пушкин свободно сидит в распахнутом плаще на скамье, левой рукой держит на колене книгу, а правая рука опирается на спинку скамьи. Памятник был установлен на деревянном постаменте.

Работа над памятником, вероятно, была наполнена для его создателя высоким смыслом. Может быть, Пушкин был символом протеста, борьбы и надежд тех, кто оказался за колючей проволокой ГУЛАГа. Наверное, Бруни не случайно изобразил Пушкина с книгой в руке. Книга всегда была символом мудрости, науки и учения, широко применяется в иконографии как символ Божественного откровения. Как утверждает словарь Джека Трессинддера, для арабских мистиков книга была метафорой самой жизни, всего мироздания. В живописи с книгой в руках изображались пророки, апостолы, Христос, Дева Мария в сценах Благовещения и аллегорические фигуры Истории, Философии, а также Музы.

В книгу историка А. Н. Каневой «Гулаговский театр Ухты» включены воспоминания ветерана М. Н. Силантьевой, которая запомнила, что открытие памятника А. С. Пушкину происходило 6 июня 1937 года, в день рождения поэта, а не в феврале, в день 100-летия со дня гибели. После открытия памятника А. С. Пушкину в Чибью в летнем театре был вечер-концерт. Стихи Пушкина читал актер Михаил Названов в сопровождении скрипки музыканта В. В. Томсона. Соло на скрипке исполнял Б. К. Шифферс. Был исполнен «Хор девушек» из оперы «Евгений Онегин». Отрывки из оперы пели профессиональные актеры З. Н. Радеева, С. А. Геликонская, И. И. Кортов, А. С. Дудченко. Выступление актеров сопровождал настоящий симфонический оркестр, которым дирижировал его первый дирижер, музыкальный и художественный руководитель Ухтинского лагерного театра Владимир Михайлович Каплун-Владимирский.

За создание памятника ваятелю дали свидание с супругой Анной Александровной, и она приезжала в Чибью на два дня. Благодаря этому до нас дошли автопортрет и тетрадь стихов Николая Бруни.

Памятник А. С. Пушкину на Театральной площади в 1940-е гг.

7

Стихотворение, датированное июлем 1937 года, называется «Свидание»:

8
Николай Бруни – священнослужитель. Фото из книги: Мандельштам О. Э. Собрание сочинений в 2-х т.

Идем по берегу Ухты.
В безмолвье северной пустыни
Шуршат зардевшие листы 
И первый серебрится иней.
Так время серебрит виски…
Ты улыбаешься, вздыхая,..
Что значит эта тишь глухая 
У берегов чужой реки?
Не властны мы замедлить шаг 
Ни дней последних, ни столетий. 
И ты вернешься в наш очаг, 
Где ждут покинутые дети.
Лелеять в сердце образ твой
Я буду вновь один в изгнанье
И вновь молиться о свиданье, 
Единоборствуя с тоской.
Побудь со мною! Нам пространство
Отведено, чтобы дышать
Вдвоем и молча созерцать
Широкой осени убранство.
Часы проходят, как века.

Тайга сияет, полыхая, 
И эта чуждая река
Течет – холодная, глухая…
Не властны мы замедлить шаг 
Ни дней последних, ни столетий,
Но если мы уроним стяг – 
Его поднимут наши дети.

Аллея, в начале которой стоял памятник, выходила на центральную площадь, которую называли Театральной (ныне Октябрьская). На ней размещались деревянное здание театра, средняя школа и горный техникум. На фоне молодых сосен скульптуру хорошо было видно с площади. По воспоминаниям старожила Ухты А. Горбатова, постамент был достаточно велик, и иногда мальчишки забирались туда сражаться деревянными шпагами.

Но поселок рос, расширялся, нуждался в жилье. Поселковый совет отвел под застройку левую сторону Пушкинской аллеи, запретив строить дома по правой стороне, чтобы сохранить парковую зону. В 1940-1941 гг. на Пушкинской аллее появились двухэтажные деревянные дома. И памятник перенесли на новое место – между средней школой № 1 и Домом культуры, ныне здесь проезд между университетом и бывшим зданием Центрального дома культуры нефтяников. Памятник стоял спиной к школе. Таким его запечатлел фотоснимок на фоне школы.

На новом постаменте были воспроизведены пушкинские строки.

Слева:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые
я лирой пробуждал.

И справа:
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

К сожалению, мы не знаем, кому принадлежит идея воспроизвести на пьедестале пушкинские стихи. Если продолжить стихи, то станет понятно, что в то время привести их полностью было несвоевременно, ибо век действительно был жестоким.

К середине сороковых годов наметилась современная Первомайская улица. У средней школы пролегла к ней дорога. И памятник опять передвинули. Через некоторое время на Октябрьской улице возвели трехэтажный кирпичный дом № 6 с аркой, и памятник очутился во дворе. Тогда его снова перенесли на Пушкинскую улицу к парку.

В 1949 г. в городе прошел большой литературный вечер, посвященный 150-летию со дня рождения поэта.

Год спустя городской парк передали детям. И директор парка, Генрих Адольфович Карчевский, решил создать пушкинский уголок. Некоторое время памятник украшал солнечную поляну в центре парка. Это была уже четвертая передвижка. Но в середине 1960-х годов начали строить современное здание Дворца пионеров, ныне Центр детского и юношеского творчества. И памятник снова пришлось передвигать. На этот раз его установили слева от центральной аллеи парка, в красивом уголке под соснами, где он и стоял до своих последних дней.

9

Памятник А. С. Пушкину в Детском парке Ухты осенью 1991года.
Фото А. С. Мансурова

 

10

Памятник А.С. Пушкину, подготовленный к реставрационным работам в помещении ангара в Детском парке в июне 1997 г.

Ухтинцы любили и берегли памятник. С 1977 по 1992 год в Детском парке ежегодно проводились городские праздники пушкинского стиха, на которых выступали победители конкурсов чтецов среди школьников. Ежегодно памятник подновлялся. Но время безжалостно исказило его первоначальный вид многочисленными наслоениями. Да и как выяснилось из письма Г. А. Карчевского 1972 г., во время одной из подвижек памятник рассыпался на куски. Об этом Г. А. Карчевский сообщал сыну Н. А. Бруни Михаилу Николаевичу буквально следующее: «Не могу скрыть от Вас один печальный эпизод. Когда стали поднимать краном фигуру (в который раз!, чтобы перенести ее на новое место), она развалилась на куски. Только тут мы узнали, что фигура сделана из кирпича. Я был страшно расстроен: мы все в городе очень, очень любим этот памятник. Успокоил меня скульптор, который работал в нашем городе и руководил переноской памятника. Он собрал и соединил все, все куски. Он работал долго и упорно. Теперь он простоит еще много, много лет… А пока мы выбьем имя творца на памятнике. Мы ведь раньше не знали его».

Скульптором, который собрал памятник, был Антон Казимирович Амбрулявичус.

Из архива Воркуты в ответ на запрос был получен документ следующего содержания:

СПРАВКА

Выдана гр. Амбрулявичус Антонасу с. Казиса, 1924 года рождения, по национальности литовец, уроженцу Алитусского уезда, Литовской ССР, осужденному военным трибуналом войск МВД Литовской ССР по ст. 58-1 «б» УК РСФСР на 25 лет лишения свободы с поражением в правах на 5 лет, в том, что он действительно отбывал срок наказания в местах лишения свободы с 14 марта 1947 года по 21 ноября 1959 года.

Далее следует пояснение, что 21 ноября 1959 года он убыл в Дубровлаг Мордовской АССР вместе с личным делом для дальнейшего отбытия наказания.

Однако известно, что Г. А. Карчевский, будучи в командировке в Инте в 1960-е годы, пригласил его работать в Доме пионеров Ухты. Амбрулявичус приехал вместе с женой и двумя детьми.

По словам вдовы директора Детского парка Киры Сергеевны Карчевской, Антон Казимирович был скромным и малоразговорчивым человеком, его нет на фотографиях работников Дома пионеров. Один из художников-реставраторов памятника А. С. Пушкину В. Н. Маслов занимался у него в студии и хорошо помнит, как Амбрулявичус работал над памятником Павлику Морозову в Детском парке. Новое здание Дворца пионеров также украсили его мозаичные работы, он же – автор панно на летнем павильоне читальни и памятного знака выпускникам средней школы № 1, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

Переписка между сыном Николая Александровича Бруни Михаилом Николаевичем и директором Детского парка Г. А. Карчевским завязалась благодаря следующим обстоятельствам. Оказывается, в Ухте в то время проживали родственники жены Михаила Николаевича Зои Николаевны. Зная о том, что, находясь в заключении в Ухте, Николай Бруни сделал памятник А. С. Пушкину, Зоя Николаевна попросила поискать его в городе, не предполагая, что он «прописан» в Детском парке. Вот тогда и выяснилось, что памятник находится под присмотром Г. А. Карчевского.

В 1991 г. невестка Н. А. Бруни Зоя Николаевна и внук Михаил Дмитриевич Трещалин побывали в Ухте по приглашению Ухто-Печорского «Мемориала» на Неделе совести и увидели памятник своим глазами. Тогда они посетили местечко Ухтарка, где в числе многих был расстрелян создатель первого памятника Ухты.

В 1993 г. пушкинский праздник решили не проводить: скульптура приобрела разрушенный вид. И тогда ее запечатали в деревянный саркофаг на целых пять лет.

Активное участие в воссоздании памятника на протяжении многих лет принимал Л. Л. Чижевский, москвич, его отец погиб на Ветлосяновском ОЛПе. Им были отправлены материалы во Францию, где стали достоянием газеты «Русская мысль». Тогда же специалисты говорили, что аналога подобного памятника А. С. Пушкину в мире не существует, а в каталоги он не занесен по понятным причинам.

Об этом же говорил в своих публикациях член Российского Пушкинского общества из подмосковного города Люберцы Георгий Николаевич Носов. Его статья в «Независимой газете» под названием «Пушкин за колючей проволокой» печаталась с подзаголовком «Один из лучших памятников поэту был создан «на зоне». В письме на имя редактора газеты «Ухта» А. И. Красавицкого, которое просил считать открытым письмом ко всем жителям города, были такие строки: «Конечно, сохранить сделанный из бетона и кирпича памятник – нелегкое дело даже для профессионалов-реставраторов высокого класса, но можно найти разные пути к его увековечиванию. Пусть пока это будет павильон из небьющихся прозрачных материалов, предохраняющий от непогоды, но в идеале – перевод его в бронзу или в гранит».

На страницах городских газет несколько раз поднимался вопрос о реставрации памятника. В сентябре 1993 г. был опубликован номер счета «Мемориала» в банке для сбора средств на реставрацию памятника. Свою заметку «Поэт с оттяпанной десницей» В. Белых, племянник З. Н. Бруни, закончил словами: «Памятник поэту стал неким естественным символом и принадлежностью города. Так давайте же общими усилиями приведем его в божеский вид».

В ноябре 1996 г. в газете «Ухта» была опубликована заметка активистов Ухто-Печорского общества «Мемориал» о необходимости восстановления памятника А. С. Пушкину. К тому времени уже было известно, что по указу Президента в 1999 г. по всей России будет торжественно отмечаться юбилей поэта. Администрация города приняла решение восстановить памятник поэту в память о нем, его создателе и всех, кто погиб в печальные времена ГУЛАГа на ухтинской земле. Ведь год 200-летия со дня рождения поэта совпадал с 70-летием основания в августе 1929 года постоянного поселения Чибью Ухтинской экспедицией ОГПУ, с которого началась Ухта.

В летний сезон 1997 года молодые ухтинские художники Виктор Иванович Васяхин, Александр Валерьевич Тимушев, более известный в Республике Коми как Ас Морт и Владимир Николаевич Маслов взялись за работу по восстановлению недостающих фрагментов памятника и его полную реставрацию. Для этого вокруг памятника в Детском парке был сооружен специальный ангар из металлических листов и деревянных конструкций, его возвело МУ «Служба заказчика». С помощью ксерокопий фотографий круговой съемки памятника во время его создания Николаем Александровичем Бруни, фотографий, сделанных «на фоне Пушкина» в разные годы и собранных горожанами, они сумели максимально точно воспроизвести разрушенную временем скульптуру. Рабочий дневник Ас Морта сохранил уникальные записи о том, как шаг за шагом шла эта кропотливая и ответственная работа, за которую художники взялись с огромным душевным мужеством, прикоснувшись на миг к вечности… Приведем отрывки из этих дневниковых записей.

 

Отрывки из дневниковых записей художника Александра Тимушева во время реставрации памятника А.С. Пушкину работы Н.А. Бруни летом 1997 г.

30 июня 1997 года (понедельник)
Васяхин В., Маслов В., Тимушев А. приступили к работе над реставрацией памятника А. С. Пушкину работы Н. А. Бруни в детском парке г. Ухта.
Сбили штукатурку с постамента. Убрали мусор строительный из ангара.

1 июля 1997 года
Счищали краску и поздние наслоения с памятника. Маленькая лестница.

2 июля 1997 года
Вызвали «скорую помощь» для оказания помощи мужчине, потерявшему сознание в парке. Очищали краску и поздние наслоения. Двигали складки у правой ноги памятника.

Получили 294 кг строительного гипса (алебастра). При счищении краски использовали паяльную лампу.

3 июля 1997 года
Счищали краску паяльной лампой, одновременно залепляли спинку скамейки и левую полу плаща памятника. В. А. Семенов принес две фотографии прошлых лет памятника А. С. Пушкина. 
Ухтинское ТВ взяло интервью о ходе работ и проблемах (Ирина Кутепова).

4-8 июля 1997 года
Простой.

8-11 июля 1997 г.
Плотники «Жилкомхоза» построили леса вокруг памятника А. С. Пушкину и провели от фонтанчика-белочки посредством труб и муфт воду в ангар.

12 июля 1997 г.
Продолжаем реставрацию памятника. Шабунин Вадим забежал, поснимал нас за работой.

13 июля 1997 г.
Реставрация скамейки, головы и левой ноги памятника.

14 июля 1997 г. (понедельник)
Задняя часть памятника почти закончена. Угнетает полнейшее отсутствие фотографий раннего периода спереди. Неизвестно, как делать ноги и складки спереди.

15 июля 1997 г.
С утра нам завезли гипса четыре полумешка. Васяхин лепит правую руку памятника, Маслов складки сзади скамейки, я колочу из досок столовый угол.

16 июля 1997 г.
Хождение по газетам с просьбой принести фотографии с памятником.

17 июля 1997 г. 
Завезено пять полумешков гипса. Строители забрали молоток Васяхина В.
Олег Сизоненко фотографировал нас для газеты. Составлял из нас с Пушкиным всякие композиции.

18 июля 1997 г.
Работали полдня из-за отсутствия изобразительного ряда, т.е. фотографий памятника спереди до 1952 года.

19, 20, 21 июля 1997 г.
Простой.

22 июля 1997 г.
Делали правую руку, складки на спинке сзади. Маслов весь день отсутствовал – принимал приемные экзамены в УИИ. Делали основание плинта у левой ноги памятника.

23 июля 1997 г.
Маслов с 9.00 до 15.00 принимал экзамены в УИИ.
Благоустройство помещения – перила, сделали сито для просеивания (2 штуки). Основание плинта, выравнивание поверхности лесов по уровню. Навестила нас семья Васяхина (Люба, Наташа, Никита).
Приходили Полянская Л. В. – начальник управления культуры и Кримчеева Т.Ф. – работник управления культуры. Похвалили и посочувствовали.
Зашел Климко Юра, порадовался за нас.

24 июля 1997 г.
Маслов принимал экзамены. Мы с Витей были полдня, выводили пол по уровню под плинт.

25 июля1997 г.
Выводили пол по уровню под плинт.
Зашла Кутепова Ира – поинтересовалась состоянием дел.
Был Паша Пушин – осмотрел досконально, пожелал крепиться.
Общими усилиями двигали массив складок у правой ноги памятника. Навестили нас дети Васяхина – Наташа и Никита, с ними была Хамамова Джанет.

31 июля 1997 года.
Выравнивание спинки скамейки, завершение складки сзади на спинке скамейки.
Анжелика Юнина поинтересовалась состоянием дела.
Обрубание тумбы.

1 августа 1997 года.
Нас посетил Саша Фоменко – главный художник города и Тамара Новикова – журналист газеты «Ухта». Взяли у нас интервью и пообещали помочь фотографиями.
К Васяхину приходил Романов Ю. П. – работник управления культуры. В парке гуляли Люба и Кирилл, навестили нас.
Разрушили тумбу под правой рукой Пушкина.
Оторвали правую ногу памятника, передвигали складки у правой ноги Пушкина.
Зашел Гудков А. В., сказал, что у левой руки большой палец был сверху книги. (Он помнит с детства.)
Посетил нас Цхадая Н. Д. – ректор УИИ и Пантилеенко В. И. – проректор по учебной работе УИИ – поинтересовались ходом работ.

2 августа 1997 г.
Наталья Владимировна принесла фотографии. Выбрали одну, где больше видна скамья. Фото 60-х годов.

3 августа 1997 г.
Воскресенье – выходной.

4 августа 1997 г. (понедельник)
Делалась правая рука, правая нога, складки у правой ноги, добавилась скамья слева под сидушкой. Привезли 322 кг гипса кирпичного цвета.

5 августа 1997 г.
Карчевская Кира Сергеевна принесла фото вида спереди с книгой. 
Чанин Виктор Михайлович фотокорр. «Ухты», снял фоторепортаж для газеты и принес фотографию памятника.
Полянская Л. В. и Волохов Н. А. – зам. министра культуры РК зашли поинтересоваться ходом работы. Позже Бутырева Г. В. – зам. Главы РК, Полянская Л. В., Волохов Н. А., Воронцова И. Д. посетили с целью включения в план юбилейных мероприятий финансирование работ по памятнику А. С. Пушкину.

6 августа 1997 г.
Вывели окончательно основание (по уровню) памятника.

7 августа 1997 г.
Лепили пелерину, правую ногу, тумбу.

8 августа 1997 г.
Удлиняли спинку скамейки до нужной пропорции, лепили книжку в левой руке и тумбу под правой рукой. В 15.00 ушли.

9 августа 1997 г.
Тумба и складки под правой рукой, книжка и левая рука, скамейка.
Маслов принес купленную вчера видеокамеру, снимал Пушкина, нас и всё подряд.
Васяхин под ноготь большого пальца правой руки загнал осколочек подсохшего гипса.
По детскому парку гулял с женой, дочерью и внуком Куракин Г. И. и посетил наш ангар.

10 августа 1997.
Предположительно завершили скамью, резали книгу в руке, работа над кистью правой руки. Добавляли полу шинели под левой ногой, дорабатывали пелерину. Люба с Кириллом зашли, прогуливаясь по парку. Зашла Воронцова Ирина с дочерью Владой, посмотрели как идет работа.
Варданидзе Серго с товарищем принесли святую воду из храма и напоили нас. Побрызгали этой водой на памятник.

11 августа 1997 г.
Дорабатывается рука с книгой, складки под левой ногой.
Купили арбуз на четыре с лишним килограмма. Съели его сразу.
Екишев Жора зашел и пожелал удачи.

12 и 13 августа 1997 г.
Васяхин и Маслов работали без меня. У меня тоска. Сделаю лицо из пластилина.

14 августа 1997 г.
Работа над кистью правой руки, лицом памятника (пластилин), стопой левой ноги. Доработка складок у правой ноги. С утра заходил Гудков. Днем Люба Васяхина и Лида Маслова зашли, принесли поесть и мороженое.

15 августа 1997 г.
Складки под правой ногой, складки под левой ногой, ступня левой ноги. Докучаев навестил. Зашел Терентьев Анатолий. На улице к вечеру пошел дождь.

16 августа 1997г. (суббота)
Лакировали складки сзади на спинке скамейки. Работа над башмаками обеих ног, завершена работа над кистью правой руки, работа над книгой в левой руке. Экстремальных ситуаций не произошло. Весь день шел мелкий дождь.

17 августа 1997 г. 
Воскресенье – выходной.

18 августа 1997 г.
Зачистка поверхностей шпателем, доработка деталей, ступней обеих ног.

19 августа 1997 г.
Шмелевская Ирина Иосифовна с «Ухта Радио» взяла интервью.

20 августа 1997 г.
Выходной – вешали выставку. Васяхин прибрался у Пушкина.

21 августа 1997 г.
Выходной (открытие выставки работ ухтинских художников в выставочном зале худож. школы).

22 августа 1997 г.
С утра нам завезли 1 кубометр доски (140*90), пять листов ДВП твердого, пять мешков гипса кирпичного цвета.
Васяхин монтирует выставку Союза мастеров в ДК.
Доработка деталей, мелких складок.

23 и 24 августа 1997 г.
Выходные дни.

25 августа (понедельник)
Подмазка поверхностей жидким гипсом, доработка левой ноги (ступни), лакировка скамейки, опалубка для формы (1 штука) скамейки.

26 августа 1997 г.
Наводили колер для покраски памятника. Утром завезли лак паркетный, 3 банки по 3 литра и масло машинное (3 банки по 1 кг). Масло отработанное плохое!!!

27 августа 1997 г.
Доработка ботинок, складок между ног. Навели колер, покрасили скамейку и часть шинели. Заходили Слава Новинский, Жора Екишев, Ирина Кутепова.

28 августа 1997 г.
Подмазывали жидким гипсом, покраска почти до конца. Партная Валентина Даниловна – секретарь ухт. отд. «Мемориал» поговорила о работе над памятником. Памятник окрашен весь.
МОДЕЛЬ ОКОНЧЕНА
Снимается первая форма – полспинки сзади по левую руку памятника. Еще две формы отлили.

29 августа 1997 г.
С утра нас посетила съемочная группа Российского общества «Мемориал» с режиссером Иосифом Пастернаком для написания сценария фильма об Ухте.
Отлили восемь форм.

30, 31 августа, 1,2 сентября 1997 г.
Простой из-за отсутствия гипса.

3 сентября 1997 г.
Завезено 100 кг гипса.

Приемная комиссия:
Зеркаленкова Т. Н. – гл. архитектор,
Полянская Л. В. – нач. управления культуры,
Глазкова Е. М. – зам. нач. управления культуры.
Приемная комиссия приняла модель (реставрированный памятник А. С. Пушкина).
Отлили четыре формы.

4 сентября 1997 г.
Простой из-за отсутствия гипса.

5 сентября 1997 г.
С утра завезено 20 мешков гипса, примерно 1 тонна весом.
Отлито 3 формы.

6 сентября 1997 г.
Отлито восемь форм. Никаких особых событий не произошло.

7 сентября 1997 г.
Отлито 11 форм.

8 сентября 1997 г.
Отлито 7 форм.
Посетили нас:
Палладьева И. В. – рассказала о своей поездке в Курск.
Яша и Женя поинтересовались, как идут работы.
Юра Климко помог в отливке одной из форм.

9 сентября 1997 г.
Отлито 6 полных форм.
Частично снята форма с правой руки памятника.

10 сентября 1997 г.
Отлито 5 форм.
Почти завершена форма правой кисти руки памятника.

11 сентября 1997 г.
Отлито 8 форм.

12 сентября 1997 г.
Отлито 6 форм.

13 сентября 1997 г.
Маслов отлил 3 формы.
Васяхин и я выкапывали картошку на дачах.

14 сентября 1997 г.(воскресенье)
Отлили 10 форм. Формы пошли небольшие, но сложные по изготовлению опалубки.

15 сентября 1997 г.
Нам завезено 10 мешков гипса, 0,5 тонны.
Отлито 8 форм.

16 сентября 1997 г.
Простой по причине отсутствия электричества (перебит кабель навесной).

17 сентября 1997 г.
Отремонтировали освещение, соединили кабель.
Отлили 6 форм.

18 сентября 1997 г.
Отлили 6 форм.
Подобрались к голове памятника.

19 сентября 1997 г.
Долеплено лицо памятника. Пронумерованы формы. Отлито 4 внешних формы и одна маленькая внутренняя, все у лица памятника.

20 сентября 1997 г.
Отлита форма с лица памятника!!! 
Отлито: 1 маленькая внутренняя у шеи слева памятника, 1 небольшая и завершающая «кепка».
На этом отливка формы завершена.

 

Необходимо дать пояснения к этим записям и ко всему периоду времени, в течение которого шла работа над восстановлением памятника.

За краткими и официальными строчками постановления администрации города под названием «О реконструкции памятника А. С. Пушкину» № 178 от 28 марта 1997 г., скрыты огромные усилия ума и сердца многих людей, напряжение их души и воли, материальные и финансовые затраты, без соединения которых в одном важном для города деле, памятника не было бы.

После публикации статьи в газете «Ухта» 26 ноября 1996 г. буквально на следующий день председателя Ухто-Печорского общества «Мемориал» А. И. Галкина окриком из машины остановил посреди улицы директор коммерческого банка «Севернефтьбанк» Л. Г. Панес. Он сказал, что прочитал вчерашнюю статью и хочет помочь в финансировании работ по восстановлению памятника. Управлением культуры было подготовлено первое из огромного количества писем к руководителям ведущих предприятий и организаций города с просьбой на имя директора «Севернефтьбанка». Вскоре было назначено время приема, на котором В. Д. Партная и И. Д. Воронцова передали письмо с просьбой об оказании помощи в проведении реставрационных работ памятника А. С. Пушкину. Это было в середине декабря 1996 года.

В январе наступившего 1997 года была назначена встреча заместителя главы администрации города А. А. Каргалиной с мемориальцами Е. А. Бротт и И. Д. Воронцовой, на котором Антонина Алексеевна согласилась со всеми доводами в пользу реставрации памятника и пообещала поддержать эту идею.

В феврале состоялось совместное совещание Управлений культуры и архитектуры у заместителя главы администрации Ухты, на которое были приглашены художники В. Васяхин, В. Маслов и А. Тимушев для выяснения всех необходимых условий восстановления скульптуры. После него в газете «Ухта» появилась маленькая заметка «Пушкин возвращается в Ухту?», именно со знаком вопроса. Кажется, еще не успев поверить в это чудо, журналистка Нина Всеволодовна Духовская спешила сообщить долгожданную новость ухтинцам.

В марте было проведено рабочее совещание у начальника Управления культуры Л. В. Полянской с подрядчиком в лице заместителя директора МУ «Служба заказчика» В. В. Радюхина вместе с художниками и уточнен примерный объем расходных материалов, необходимых для реставрационных работ, снятия форм, отливки скульптуры из бетона и возведения постамента.

Город напряженно следил за тем, что выйдет из очередного призыва, обращенного мемориальцами к его властям. Поэтому было предусмотрено широкое освещение всех этапов работы в печати, по радио и на телевидении.

Со всей душой отнеслась к этой работе журналистка Ирина Васильевна Кутепова. Тогда она совсем недавно переехала в Ухту из Усть-Цильмы, где работала заместителем редактора районной газеты. А 5 марта ухтинцы узнали ее как поэта: в Городской публичной библиотеке состоялась премьера первого сборника стихов «Лада милая, мой бажоный». Уже 22 апреля она сделала свой первый сюжет о памятнике А. С. Пушкину на Ухтинском телевидении. Вскоре были сняты сюжеты о художниках, которые не остались без внимания горожан. В течение летнего сезона 1997 года она сделала несколько репортажей из Детского парка, где был построен ангар вокруг памятника и шли восстановительные работы. Некоторые из них были показаны по республиканскому телевидению «Коми гор». Все проблемы, которые возникали по ходу работ, находили свое решение и с помощью этих видеосюжетов.

Потрудилось и «Радио Ухты». 3 мая в субботней программе прозвучала передача, посвященная памяти Н. А. Бруни и его творению, а в августе редактор И. И. Шмелевская сделала запись беседы с художниками в Детском парке во время работы над памятником.

В августе произошло еще одно событие, после которого был принят план республиканских мероприятий, посвященных юбилею поэта, и реставрация памятника была включена в него отдельной строкой. 5 августа в Ухте с рабочим визитом находился Глава Республики Коми Ю. А. Спиридонов. В составе делегации были его заместитель Г. В. Бутырева, заместитель министра культуры Н. А. Волохов. Вместе с начальником управления культуры Ухты Л. В. Полянской Г. В. Бутырева и Н. А. Волохов побывали в Детском парке у художников, а вечером они были приглашены на встречу с Ю. А. Спиридоновым в Центр славянских культур.

Был светлый летний вечер. Глава задерживался на Яреге. Ребята стояли у крыльца Центра и коротали время за дружеской беседой, выкуривая одну сигарету за другой. Но вот подъехал кортеж, и Главу встретили хлебом-солью участники фольклорной группы в национальных костюмах. В зале все выстроились полукругом и слушали приветственную речь. Затем Глава направился к группе художников, пожал каждому руку и спросил: «Вы Пушкиным занимаетесь?» Получив утвердительный ответ, по-отечески одобрил, поинтересовался, как идут дела, и, пристально вглядываясь в эти красивые лица, задал последний вопрос: «Ну что, будем праздновать Пушкина?». Обязательно, никто уже в этом не сомневался.

Время распорядилось так, что заместителю главы администрации города А. А. Каргалиной, начальнику Управления культуры Л. В. Полянской пришлось приложить много сил и энергии к поискам единомышленников среди руководителей предприятий, учреждений и организаций города, тех, кто не пожалел оказать реальную помощь в осуществлении проекта и с пониманием отнесся к его нравственному содержанию. Список получился немалый. Но это было уже весной 1999 г., когда вплотную встал вопрос об отливке памятника из бронзы и окончательном выборе места установки.

В Управлении культуры все работы по памятнику курировала заместитель начальника по строительству и капремонту Е. М. Глазкова, она же подписывала акты приемки работ и технадзора. Документация позволила сохранить представление обо всем объеме выполненных работ по реставрации самой скульптуры, планировке и оформлению сквера, изготовлению постамента, дополнительному освещению и установке памятника.

Весь проект был выполнен Управлением архитектуры под руководством начальника Т. Н. Зеркаленковой. Когда возник вопрос о перемене места расположения памятника, был сделан корректив проекта. Был изменен первоначальный вариант постамента в связи с привязкой к скверу. Этими вопросами занимался «Коминефтегазстройпроект», директор В. И. Савицкий.

Фундамент возведен из монолитного железобетона. Этим занималось МУ «Служба заказчика», заместитель директора В. В. Радюхин, прораб В. А. Шевчук. Сборные железобетонные элементы постамента были изготовлены ОАО «Комистроймост», директор В. Г. Левый.

Облицовкой постамента гранитными плитами занималось ООО «Мрамор», директор Л. И. Костенков. Гранитные плиты были завезены им из г. Балаково Саратовской области на машине.

Постамент возводился быстро и качественно в предельно сжатые сроки. Такой напряженный график работ задавала погода. По техническим условиям требовалась определенная температура воздуха, при которой можно было облицовывать гранитными плитами постамент. А май выдался холодным, и по ночам все еще держался легкий морозец. Верхнюю часть постамента – плиту перекрытия и боковые части пришлось просто оштукатурить и покрасить. Этими работами занималось ООО «Фасад», директор В. Н. Марков.

Материал, из которого предстояло отлить скульптуру, решили изменить намеренно, чтобы сохранить его как можно дольше для будущих поколений ухтинцев. Это решение требовало дополнительных затрат и поисков мастеров для отливки бронзового Пушкина. Вопрос обсуждался долго, с участием Главы республики. Но в конечном итоге решили отлить памятник из бронзы в литейных мастерских Санкт-Петербурга.

Из Санкт-Петербурга в Ухту приезжал представитель литейной компании А. И. Черник, с ним был заключен договор на литье скульптуры на 480 тысяч рублей.

В специально изготовленных ящиках, тщательно упакованные, формы для отливки, которые хранились в Ухтинском городском краеведческом музее, были отправлены в Санкт-Петербург на грузовой машин «КАМАЗ» в сопровождении В. В. Радюхина, водитель – В. Карманов. Для сопровождения готовой скульптуры из Санкт-Петербурга был специально приглашен сотрудник УВД г. Ухты Д. В. Дымченко.

Готовый памятник встречали на въезде в город журналисты и телевидение 31 мая 1999 года, за неделю до юбилея Александра Сергеевича. Бронзовая скульптура А. С. Пушкина вернулась в Ухту в сопровождении начальника Управления культуры Л. В. Полянской, которая вместе с главным архитектором Т. Н. Зеркаленковой выезжали в Санкт-Петербург принимать работу литейщиков. Следующие четыре дня Пушкин провел в упакованном виде на машине, доставившей его из Питера, на базе «Службы заказчика», что на Бельгопе.

На утро 4 июня была назначена установка памятника на Октябрьской улице в скверике у института Печорнипинефть. Это место было выбрано не случайно. Летом 1998 г. градостроительный Совет города решил не возвращать памятник на прежнее место в Детский парк, а установить в начале улицы Пушкина, где примерно он первоначально и располагался.

11

Установка памятника.
Фото О. Сизоненко

С просьбой осуществить монтаж обратились к А. И. Решетникову, начальнику аварийно-восстановительного поезда «Севергазпрома». Он распорядился направить в сквер кран со стрелой. И весь процесс монтажа был в мельчайших подробностях отснят Ухтинским телевидением, фотографами О. Сизоненко, А. Скорнякорвым, В. Чаниным.

Перед монтажом скульптуры было выполнено благоустройство сквера. Сквер заасфальтировало Ухтинское ДРСУ, начальник Ю. К. Губко.

Наружное освещение выполнено ЗАО «Электромонтаж», фонари изготовлены по заказу Т. Н. Зеркаленковой.

Озеленением сквера занимался «Горзеленхоз», директор Е. М. Алексеев. Был завезен торф для отсыпки газонов, посеяна трава, прорежены деревья, посажены цветы.

К открытию памятника готовились долго и тщательно. Из родственников Николая Александровича поездом «Москва-Сосногорск» вечером 4 июня приехали:Трещалина Алла Николаевна, дочь Н. А. Бруни; Трещалин Михаил Дмитриевич, сын Аллы Николаевны, внук Н. А. Бруни; Бруни Зоя Николаевна, невестка Н. А. Бруни, вдова Михаила Николаевича, сына Н. А. Бруни; Бруни Алексей Михайлович и Бруни Александр Михайлович, сыновья Михаила Николаевича, внуки Н. А. Бруни. Их встречали на перроне ухтинского железнодорожного вокзала В. Д. Партная, Н. Г. Черепанова и И. Д. Воронцова. После знакомства они отправились на машине в сопровождении Валентины Даниловны в ведомственную гостиницу «Севергазлеса». В распоряжение семьи на два последующих дня предоставили машину УАЗ Управления образования, сопровождение было поручено И. Д. Воронцовой.

Семья Бруни и главный библиограф-краевед ГПБ г. Ухты И. Д.Воронцова с дочерью в помещении ангара в Детском парке, где велись реставрационные работы у восстановленного памятника А. С. Пушкину 5 июня 1999 г.
Фото А. М. Бруни

13

Слева направо: З. Н. Бруни, М. Н. Трещалин, А. М. Бруни, А. Н. Трещалина на открытии памятника А.С. Пушкину 6 июня 1999 г.
Фото А. Скорнякова из архива УПОО «Мемориал»

 

 

 

14

Алексей Михайлович Бруни, внук художника на открытии памятника А. С Пушкину 6 июня 1999 г.
Фото А. Скорнякова из архива УПОО «Мемориал»

12

На следующее утро договорились совершить экскурсию по городу и посмотреть оригинал памятника, стоящего в ангаре в Детском парке в ожидании своей участи.

Выехали из гостиницы рано утром в девять часов, чтобы посмотреть старый памятник. Первая остановка была на проспекте Космонавтов, где говорили об истории Ухты, почему она возникла именно на этом месте.

А потом поехали в Детский парк. Ключи от навесного замка ангара были отданы мужчинам, чтобы они сами открыли дверь, которая вела к творению их деда. Они помогли Алле Николаевне и Зое Николаевне взобраться на лестницу и помост вокруг памятника. Алла Николаевна со слезами на глазах гладила ладонями скульптуру и что-то сокровенное произносила, обращаясь к своему отцу. Все это мужчины запечатлели с помощью видеокамеры. Вечером семью Бруни ждали в Центре немецкой культуры на встречу с художниками, активистами «Мемориала» и администрацией города.

Слева направо: художники-реставраторы В. И. Васяхин, В. Н. Маслов и А. В. Тимушев, 6 июня 2002 г.

15

Открытие памятника на Октябрьской площади было назначено в полдень шестого июня. А накануне памятник был укрыт специальным покрывалом, пошитым в ателье «Северянка», и пришлось репетировать, как нужно снять его, чтобы взорам собравшихся людей предстала во всей красе бронзовая копия творения Н. А. Бруни.

Сквер был полностью оцеплен сотрудниками милиции. Напротив памятника установили скамейки для почетных гостей, старожилов города. Вокруг сквера собралось множество людей, они стояли и на балконе над входом в институт Печорнипинефть, и на балконах, и в окнах соседних домов.

Погода была прохладная, но постепенно тучи стали расходиться. Зеленоватая дымка едва проклюнувшейся листвы окутывала сквер. Ровно в полдень зазвучала торжественная мелодия, и церемония началась.

Сценарий праздника открытия памятника был поручен С. С. Гуменюку. Он же вместе с Л. Г. Логунцовой были ведущими праздника. Литературно-музыкальная композиция прерывалась выступлениями участников торжества. И вот долгожданный момент настал.

Торжественную речь произнесла министр культуры Республики Коми Светлана Гениевна Горчакова, и вместе с мэром города Александром Сергеевичем Марцинковским они аккуратно спустили покрывало с бронзового Пушкина. На постамент и к подножию памятника легли сотни живых цветов. В воздух взвились связки ярких разноцветных надувных шаров. Над площадью парило настоящее ликование, и восторгу горожан не было предела. Такого праздника не бывало в Ухте давно. Пожалуй, лучше всех об этом событии сказал в интервью газете «Республика» внук Н. А. Бруни Алексей Михайлович: «Мне удивительно, на фоне всеобщей разрухи, омерзительной массовой псевдокультуры, какого-то жуткого озверения воссоздается памятник. Удивительно».

С окончанием церемонии солнце скрыла темная туча и над Ухтой прогремела гроза. Стало удивительно тепло после ливня, которое держалось почти полтора месяца, что бывает на Севере крайне редко.

Удивительна и еще одна существенная деталь праздника. Многие знают, что в нашем городе проживал представитель многочисленных потомков А. С. Пушкина геолог Сергей Александрович Данилевский. Его выступление не было предусмотрено сценарием. А может быть, так было назначено судьбой? Пушкину и его создателю было отдано столько почестей, что у Александра Сергеевича перехватило дыхание… Творение Николая Александровича Бруни вернулось из небытия. И это единственный памятник поэту в России, открытый в день его двухсотлетнего юбилея.

В тот день сотни фотоаппаратов и камер запечатлели праздник открытия памятника. У него началась своя новая жизнь.

Говорят, что над памятником часто парит облако, чудесным образом напоминающее светлый и прекрасный облик Натали. Пусть будет так...

16

 

 

 17

Антонио Бароффио Бруни (1762-1826), основатель рода Бруни в России.
Из архива З. Н. Бруни

 

 

18

Александр Александрович и Анна Александровна Бруни, родители Н. А. Бруни.
Из архива З. Н. Бруни

«Мы выбьем имя творца на памятнике …»

Жизнь и судьба Николая Александровича Бруни стала хорошо известна ухтинцам благодаря приезду в город его родственников – Зои Николаевны Бруни и Михаила Дмитриевича Трещалина. В газете «Ухта» была опубликована статья М. Д. Трещалина «Мой дед», в которой есть такие слова: «Мы – потомки Николая Александровича Бруни – чтим этот памятник как могилу отца, деда, прадеда». Им же написана книга.

Материалы о Н. А. Бруни стали темой многочисленных публикаций журналиста В. В. Булычева. Его статьи «Из одного корня», «Вначале было только имя», «Для тех, кто любит, нет разлуки…», «У берегов чужой реки» содержат многочисленные факты из биографии, выявляют родственные связи, помогают выстраивать хронологию событий жизни.

Наиболее полно представлена биография Н. А. Бруни в художественном изложении в книге писателя И. Губермана «Штрихи к портрету», которая вышла отдельным изданием в 1994 году.

После открытия бронзовой копии памятника 6 июня 1999 г. в периодике было опубликовано множество статей, в которых содержатся общеизвестные факты биографии Н. А. Бруни и порой искаженные журналистами.

Огромный интерес представляет собой творческое наследие Николая Александровича – стихи, любезно предоставленные в виде самиздатовской книжки З. Н. Бруни. Некоторые из них публиковались в различных статьях и книге И. Губермана.

Они также несут в себе информацию о жизни их автора, их содержание дает возможность получить представление о сложности его напряженной духовной работы над собой.

Николай Александрович Бруни является достойным представителем рода художников Бруни, который основал в России выходец из Италии Антонио Бароффио Бруни. Прадед Константин был родным братом Федора Антоновича Бруни, ректора Петербургской академии художеств и современником А. С. Пушкина, а отец Александр Александрович служил архитектором Таврического дворца.

Автор памятника, заключенный Ухтпечлага Николай Александрович Бруни родился 28 апреля 1891 г. в Петербурге. Он был незаконно репрессирован 8 декабря 1934 г. в Москве и осужден 23 марта 1935 г. как «французский шпион» на 5 лет лагерей. До ареста он работал в Московском авиационном институте. Он является автором схемы перекоса винта вертолета, которая уникальна и до сих пор применяется во всем мире.

Николай Александрович Бруни за участие в Первой мировой войне в качестве санитара, а затем летчика награжден тремя Георгиевскими крестами за отвагу и мужество. Повторно был осужден 21 декабря 1937 г. в связи с ужесточением лагерного режима уже после того, как изваял скульптуру Пушкина. 29 января 1938 г. он был расстрелян в числе других заключенных в отдельном лагерном пункте Ухтарка, который располагался в 60 км южнее современной Ухты. Реабилитирован за отсутствием состава преступления в 1955 году. Летом в местечке Ухтарка по инициативе Ухто-Печорского общества «Мемориал» установлен и 8 октября 2001 г. освящено Олегом (Климовым) крест в память обо всех погибших в этом районе.

Памятник А. С. Пушкину – первый памятник нашего города и его символ. Он является единственным подобным памятником во всем Северо-Западном регионе Европейской части России.

И. Д. Воронцова