То, что не удалось сделать первым советским экспедициям на р. Ухте, сделала Ухтинская экспедиция ОГПУ 1929 года.

1929 год стал для Печорского края началом становления нефтегазовой промышленности. Именно тогда развернулась форсированная индустриализация Советской страны, которая остро нуждалась в увеличении объемов производства нефти, каменного угля и других полезных ископаемых.

В мае 1929 г. Президиум ВСНХ СССР признал необходимым предпринять поиски новых месторождений и с этой целью разработал план широкого обследования Урала для поиска нефтяных и газовых месторождений. Существенную роль в повороте внимания ВСНХ к восточным предуральским районам сыграло открытие нефти в районе села Чусовские городки в 65 км севернее города Пермь. Здесь 18 октября 1928 г. началось бурение скважины на соль, которое было закончено 1 мая 1929 г. на глубине 414,3 м. Соли здесь не оказалось, а с глубины 363-371 м. началось обильное выделение нефти.

Мэр г. Ухты А. А. Каргалина и сын участника Ухтинской экспедиции В. П. Гвоздик возлагают цветы к стеле первопроходцам 21 августа 2004 г.

 

 

 

 

 

 

ogpu-2

Канева Анна Никифоровна, кандидат исторических наук, автор многочисленных публикаций об Ухтинской экспедиции ОГПУ

ogpu-1

В этих условиях правительство снова обратило внимание на Ухтинский район, хотя к тому времени многими исследователями, в том числе и геологами, неоднократно были сделаны заявления о невозможности промышленной добычи нефти в Ухте, недостаточной геологической изученности. Тем не менее, вначале XX в. было установлено, что ухтинская нефть по качеству не уступает пенсильванской и бакинской. Преимуществами Ухтинского нефтяного района являлись относительная близость от центра страны, обилие и дешевизна сырьевого леса, обилие рек. К отрицательным факторам промышленной эксплуатации Ухтинского нефтеносного района относилось, как и в XIX в., отсутствие дорог. Существенной проблемой Ухтинского района был недостаток рабочей силы, так как Печорский край в начале XX в. оставался малонаселенным. Проблемы транспорта и обеспечение региона трудовыми ресурсами советское правительство решило возложить на исправительно-трудовые лагеря ОГПУ.

В 1997 г. доктором исторических наук С. А. Красильниковым были опубликованы документы, связанные с рождением ГУЛА Га. Подлинники документов хранятся в Архиве Президента Российской Федерации. В 1928-1929 гг. система мест заключения и исправительно-трудовых учреждений вступила в полосу кризиса и нуждалась в реформировании. В них находилось в 2-2,5 раза больше заключенных, чем они могли вместить. В связи с этим Народный комиссариат юстиции обратился в правительство с предложением использовать труд заключенных путем создания концентрационных лагерей на европейском Севере страны.

Постановления Политбюро ЦК ВКП(б) 1929-1930 гг. дают картину подготовки к созданию системы лагерей в России. В числе первых было лагерное поселение «База Ухтинской экспедиции ОГПУ».

Известно, что уже в марте 1928 г. нарком юстиции Н. М. Янсон подготовил предложение использовать труд заключенных путем создания лесных лагерей на севере европейской части России по типу Соловецкого в районе Олонца, Ухты емкостью до 30000 человек. В майских постановлениях Политбюро ЦК ВКП(б)1929 г. от 13 и 29 числа с названием «Об использовании труда уголовных арестантов» с грифом «Совершенно секретно» за подписью И. В. Сталина было предложено перейти на систему массового использования за плату труда лиц, имеющих срок не менее трех лет, в районе Ухты, а также принять предложение комиссии о поручении ОГПУ приступить к организации концентрационного лагеря в районе Ухты. Уже на 1929 год было предусмотрено для его создания 1200000 рублей. В протоколе № 1 заседания комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 мая 1929 г. Н. Ягода заявил, что сосредоточение там многих тысяч заключенных поможет продвинуть дело хозяйственной эксплуатации природных богатств севера. Для практической разработки плана создания лагеря предлагалось создать комиссию в составе 3-х человек — Бокия (ОГПУ), Трасковича (Прокуратура) и Ширвиндта (НКВД). Учитывая также перезагрузку тюрем в России в 2,5 раза, вопрос решился положительно.

 ogpu-3

Бокий Глеб Иванович 1879 – 1940. Партийный и советский работник. Член РСДРП с 1900 г. Председатель Петроградской ЧК после гибели М. С. Урицкого. С 1919 г. начальник Особого отдела Восточного фронта. Член коллегии ВЧК с 1921 г., а затем ОГПУ, НКВД. Арестован в 1937 г. и расстрелян за организацию масонского «Единого трудового братства».

В Постановлении от 11 июля 1929 года предполагалось создание крупных трудоисправительных лагерей, целью которых было освоение и колонизация малонаселенных и труднодоступных регионов Советского Союза. Одним из первых регионов был назван Ухтинский нефтеносный район. Еще в 1920-е гг. при формировании автономной области коми-зырян одним из активных деятелей за создание Коми автономии Д. А. Батиевым была высказана идея использовать труд заключенных для освоения Ухтинского района. Но тогда она не была реализована, а в 1929 г. эта идея возникла вновь.

В июне — июле 1929 г. в ОГПУ была создана специальная структура «Северные лагеря особого назначения» (СЕВЛОН). Его управление вначале располагалось в Усть-Сысольске, затем в Котласе и затем в Сольвычегодске. На лагерь была возложена задача — эксплуатация природных богатств Ухты и Печоры. Данной структуре было поручено строительство железной дороги Сыктывкар (бывший Усть-Сысольск) — Пинюг, протяженностью 275 км и строительство тракта Сыктывкар — Ухта, протяженностью 313 км. Строительство железной дороги было включено в пятилетний план и на начальный этап было выделено 800 тыс. рублей. В декабре 1929 г. на строительстве дороги работало 2300 человек.

В то же время было принято решение направить на Ухту экспедицию ОГПУ и создать в районе Ухты лагпункт УСЕВЛОНа. В исполнение директивы Политбюро в 1929 г. на реку Ухту, в место дореволюционных разработок северной нефти, направляется экспедиция ОГПУ, состоявшая из заключенных и сформированная Управлением Северных лагерей особого назначения (УСЕВЛОН).

Предварительно в ОГПУ состоялось совещание, к которому были привлечены специалисты-геологи, известный исследователь Печорского края А. А. Чернов и репрессированный по делу Промпартии помощник директора Геологического комитета Н. Н. Тихонович. Предстояло разработать маршрут экспедиции и направить на Ухту тяжелое оборудование и значительную группу заключенных.

В мае 1929 г. из центрального аппарата ОГПУ в Соловецкий лагерь командированы два ответственных работника С. Ф. Сидоров и Э. П. Ская для комплектования экспедиции. Одновременно шла подготовка оборудования к отправке: к этой работе были привлечены студент 5 курса геологического факультета Горной академии Д. А. Русанов и для оказания помощи по научно-технической части буровой мастер И. И. Косолапкин, отозванный из Грозного.

К июлю 1929 г. первый отряд экспедиции был сформирован и состоял из 139 человек. Путь Ухтинской экспедиции ОГПУ на пароходе «Глеб Бокий» начался 6 июля 1929 г. из порта г. Кемь, где находился пересыльный пункт Управления Северных Лагерей Особого Назначения (УСЕВЛОН) ОГПУ.

Пароход носил название в честь Г. И. Бокия – одного из организаторов Соловецкого лагеря особого назначения.

Экспедиция пристала к берегу в районе современного механического завода при впадении ручья Чибью в реку Ухту 21 августа в 13 часов. Место высадки обозначено памятной стелой Первопроходцам в августе 1974 г.

20 августа начальник экспедиции С. Ф. Сидоров с врачом Н. А. Викторовым и буровым мастером А. М. Романенко прошли пешком на промысел с целью предварительного осмотра помещений и общей ориентировки. Они застали на промысле сторожа Ижемского местхоза, с которым вместе осмотрели все наличные помещения. Часть из них можно было занять под временное жилье.

Врач Н. А. Викторов (слева) и буровой мастер А. М. Романенко на ручье Чибью 20 августа 1929 г.

  

ХРОНИКА ДВИЖЕНИЯ УХТИНСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ:

5 июля 1929 г. в 7 часов утра началась погрузка экспедиции на пароход «Глеб Бокий».
6 июля в два часа утра «Глеб Бокий» отошел от Кемской пристани.
8 июля 11 часов утра прибыл в Архангельск, в 12 часов дня началась перегрузка на пароход «Умба».
9 июля в 20 часов «Ум6а» отошла на Куйскую.
11 июля в 15 часов 30 минут пошли в обход острова Колгуева с севера.
12 июля в 4 часа утра в 22 часа бросили якорь при входе в Печорскую губу.
13 июля в 16 часов остановились у морской пристани и начали перегрузку на две баржи, законченную к вечеру 14 июля.
16 июля в 4 часа утра за пароходом «Советская республика» экспедиция отправилась вверх по Печоре.
20 июля в 14 часов прибыли в Усть-Цильму.
21 июля в 7 часов утра прибыли в Щельяюр. Груз до выяснения возможности получения транспорта оставлен на барже.
29 июля. Воспользовавшись прибытием парохода «Социализм», экспедиция на его буксире спустилась к устью реки Ижмы.
3 августа в 19 часов благополучно вошли в с. Ижму.
4 августа в 20 часов экспедиция тронулась дальше.
11 августа в полдень брошен якорь у села Кедва.
13 августа в 16 часов остановились у деревни Винла на обед.
14 августа в 9 часов утра подошли к Порожской.
15 августа в 10 часов шесть дивизионов продолжили движение на лямках до села Усть-Ухта.
19 августа в 21 час прибыли в село Усть-Ухта.
Путь по реке Ухте оказался самым труднопроходимым из-за 11 порогов на двенадцати километрах.
20 августа начали путь от самого устья — порога Устьевой.
11 часов перешли порог Малько-кось,
19 часов 30 минут Тяг-кось
20 часов 40 минут — Чувтаяг-кось.
21 августа утром прошли пятый порог Курья-баш-кось,
в 6 утра шестой порог Воязн-кось,
7 часов — Бельчен-кось,
8 часов 55 минут — Сырочай-кось,
10 часов — Велыс-таская-кось,
13 часов — одиннадцатый порог «Чибью-кось». Экспедиция пристала к промыслу.

ogpu-4

21 августа в 13 часов экспедиция прибыла на место своей дислокации в устье речки Чибью. Местом высадки экспедиции был выбран участок, где остались промышленные постройки Русского товарищества «Нефть» (1914 –1917 гг.) и Ухтинского нефтесольпромысла (1920 – 1921 гг.). Заняты отдельные дома и разбиты пять палаток. Приступили к выгрузке грузов под обрывистым берегом.

Подробный рапорт о движении Ухтинской экспедиции составлен ее начальником С. Ф. Сидоровым. Путь экспедиции занял 47 дней.

Все здания на промысле оказались заколоченными и опечатанными печатями «Ижемского местхоза». При осмотре были обнаружены паровая машина, 2 сверлильных и буровой станки, керосиновый завод, вывезенный с промысла Гансберга, и другое оборудование.

Многие участники Ухтинской экспедиции оставили свои воспоминания, записанные в разное время. Вот какое впечатление было у Я. С. Чепурного : «Нас встретила сплошная стена леса. Вместо дорог – еле заметные тропы, разрезавшие тайгу на охотничьи угодья. Вода в Ухте и Чибью была настолько чистой и прозрачной, что через ее толщу мы любовались косяками рыб. Пили воду пригоршнями, с удовольствием. Разве знал кто-то из нас, что на этом месте будет заложен город?»

Воспоминания участников зафиксировали особенности индивидуального восприятия, но примерно сходятся и дополняют друг друга.

В записке Руднева «Ухтинская нефть», датированной августом 1929 г., об этом сказано так : «Был серенький день. Леса, одетые в свои желтые и огненные одежды, смотрелись в реку. Леса и река… И опять леса… Опять река. Вот, наконец, за поворотом на левом берегу серые 4 избушки своими слепыми окнами смотрят на стога сена, что подпертые шестами балансируют на правобережной пойме.

Кучка людей хлопотливо возится на берегу и около лодок. Некоторые взбираются выше и суетятся у серых избушек, вытаскивают ящики, тяжелые железные инструменты… И на них, на этих пришельцев угрюмо и косо смотрит старая нефтяная вышка. Вышка, как и все вокруг, как и лес, как и река, безмолвствует».

Началась разгрузка привезенного в лодках имущества и оборудования. Измученных трудным переходом людей ожидала титаническая работа : 15 барок требовали немедленной разгрузки, сохранившиеся строения нуждались в основательном ремонте. За отсутствием жилья рабочие расположились в палатках. Чтобы разместить всех прибывших, необходимо было строить жилые бараки, баню, пекарню и другие помещения. Надвигающаяся зима подгоняла людей. Заниматься лишь обустройством лагеря, строительством поселка было некогда, не было необходимости обносить его колючей проволокой, ее не было в наличии. Бежать из этих мест практически не было возможности, особенно в канун зимы. Тем не менее, по прибытии 5 человек бежали. Один из них был обнаружен в 25 верстах вверх по Ухте и застрелен, остальные сгинули в тайге. На этом попытки бегства прекратились.

Кадр из фильма об Ухте 1936 г. Имитация прихода на р. Ухту экспедиции 21 августа 1929 г. Из Кеми экспедиция отправлена в Архангельск. Там ее перегрузили на пароход «Умба», который 9 июля вышел в море и 13 июля 1929 г. достиг Печорской губы. Там произошла очередная перегрузка на речное судно — пароход «Советская республика» и две баржи. 16 июля караван с экспедицией двинулся вверх по Печоре. 21 июля 1929 г. прибыли в Щелья-Юр — базу речного флота. Здесь произошла очередная перегрузка. 75 тонн груза разместили в 15 лодках. Заключенных разбили на группы — дивизионы, так как предстояло тащить волоком лодки вверх против течения по реке Ижме до впадения в нее р. Ухты.

ogpu-5

22 августа заключенных разбили на партии — производственные участки и установили 12-часовой рабочий день. Топограф и геологи с рабочими вышли на работу в поле. В середине дня группа рабочих из 20 человек, под руководством инженера М. Рущинского на шнягах спустилась по р. Ухте до деревни Порожск за оставшимися там трубами для бурового станка «Крелиус». Возвращаться пришлось снова на лямках в исключительно тяжелых условиях. Река обмелела, и на больших порогах шняги с грузом проходить не могли. Приходилось по целому километру ящики с трубами переносить на плечах.

Начался ремонт сохранившихся помещений механической мастерской, заготовка леса, запущена в производство керосина установка А. Гансберга.

22 августа в 16 часов весь транспорт был отправлен назад. Началась прокладка телефонной линии на Усть-Ухту.

23 августа приказом по экспедиции были назначены ответственные за производственные участки : А. В. Иванов – технорук, С. А. Соловьев — заведующий слесарно-механическими работами, А. М. Романенко – его заместитель и буровой мастер, Е. И. Мокрицкий – зав. строительными работами, А. Г. Прасолов – зав. отделом труда, Н. А. Викторов – начальник санитарной части, А. И. Жигаловский – начальник административно-финансовой части, А. В. Кулевский – его помощник, А. Я. Росселевич – кладовщик материально-технического склада.

Н. Е. Воробьева «Первый рабочий день доктора Викторова» Х., м.

ogpu-6

В воспоминаниях инженера Р. Л. Зомбе есть следующие строки : «Буровые работы начались в сентябре постройкой вышки для крелиусного бурения, тогда после небольших геологических работ было определено место ее заложения. Вследствие отсутствия опытных вышечных строителей постройка ее длилась больше месяца, но с приездом в Ухту главного руководителя Ухтинской Экспедиции Якова Моисеевича Мороз с присущей ему большевистской настойчивостью, умелым руководством и неисчерпаемой энергией подготовительные работы были вскоре закончены и скважина № 1 пущена в бурение 29 октября 1929 года».

В воспоминаниях Д. Ф. Беленкова зафиксирован момент пуска первой построенной участниками экспедиции буровой : «На пуск буровой собралось много людей. Мастер Романенко поворачивает рычаг, и бурстанок заработал. Началось бурение скважины № 1».

Вторая группа заключенных — специалистов прибыла на базу Ухтинской экспедиции 13 октября. Среди них были И. И. Гинзбург, специалист в области геологии и минералогии, обеспечивавший впоследствии разработку оригинальной технологии извлечения радиоактивных вод Ухтинского месторождения. Одновременно с ними прибыли и горные инженеры — П. И. Антонов, К. В. Эрдели,

З. М. Хургин, А. А. Волошановский и другие. По воспоминаниям геолога Н. Н. Тихоновича, он прибыл со второй группой, но еще позже – 30 октября вместе с новым начальником экспедиции Я. М. Морозом, буровым мастером И. И. Косолапкиным и помощником Мороза геологом Рашкуевым.

Сразу было созвано совещание с приехавшими раньше работниками, Сидоровым и Русановым. Решили строить жилые помещения, так как начались уже сильные морозы. В это время уже шло строительство крелиусных буровых № 1 в Чибью и № 2 близ горы Ветлосян. Кроме того, на технико-геологическом объединенном заседании решили закладывать буровую в устьях р. Яреги и Ухты.

Как только схватило первыми морозами реку, пошли намечать точку для бурения на р. Ярега. Ходили закладывать эту скважину № 3, по воспоминаниям Косолапкина, трое : Мороз, Русанов и он. По возвращении опять созвали объединенное совещание и решили закладывать скважину № 5 тяжелого ударного бурения. Закладывали ее Тихонович, Мороз, Косолапкин и главный инженер Иванов.

В конце октября — начале ноября 1929 г. произошло окончательное оформление структуры экспедиции, 2 ноября 1929 г. Я. М. Мороз был назначен ее начальником.

Уже в сентябре-октябре экспедиция обратила внимание на наличие выходов нефти и выяснение возможности ее промышленной добычи. Было установлено, что открытое в 1916 — 1917 гг. скважиной № 1 — РТН Чибьюское месторождение в декабре 1920 г. при ремонте давало притоки нефти 4,9; 5,7 и даже 6,5 т в сутки. Буровые работы начались в сентябре постройкой вышки для крелиусного бурения. Скважина № 1 пущена в бурение 29 октября 1929 г. Это обстоятельство, с учетом других скважин, позволило собрать первые 5 тонн нефти за 1929 год.

Зимой 1929-1930 гг. экспедиция приступила к выполнению поставленных перед ней задач. Прежде всего, требовалось установить возможность добычи промышленной нефти и получения солей радия. С прибытием в экспедицию Н. Н. Тихоновича было определено место новой разведочно-эксплуатационной скважины № 5, с целью избежания обводняющего влияния старой скважины. В конце ноября 1929 г. ее заложили, и началось строительство. 4 апреля 1930 г. началось бурение скважины, и 25 октября 1930 г. на глубине 387 — 388,5 метров самопереливом пошла легкая нефть дебитом более 4-х тонн в сутки. Так было подтверждено Чибьюское промышленное месторождение девонской нефти. Это был первый крупный успех Ухтинской экспедиции ОГПУ.

Чутинский поход А. М. Романенко.
Фото из музея ОАО «УМЗ»

ogpu-7

Экспедиция развернула работу по изучению радиевых вод в районе промысла А. Гансберга. С этой целью бывшую солеварню переоборудовали в лабораторию и уже весной 1930 г. под руководством И. И. Гинзбурга начали исследовательские работы по извлечению радиоактивных солей из пластовых вод. В составе лаборатории было 9 человек : заведующий — И. И. Гинзбург, помощник заведующего — Д. Г. Хомяков, лаборант-физик — К. Л. Линдлат, химики В. И. Мокравский, С. И. Госцилло, лаборант — В. В. Балашов, ученик — Н. Н. Долгополов, сторожа Ф. А. Торопов, Д. Ф. Каширин. Результаты работы позволили в 1931 г. приступить к сооружению специальной системы извлечения радиоактивного продукта из полученных из недр пластовых вод.

Одним из первых объектов для разведки были верховья реки Чути, левого притока Ухты. Для разведывательного бурения на этом участке начальником экспедиции Я. М. Морозом была выделена бурпартия в 7 человек, во главе со старшим буровым мастером А. М. Романенко.

На Чути бурпартией под руководством Романенко в невероятно трудных условиях были пробурены с июня 1930 по август 1931 года скважины №№ 7, 3, 8, 11,14,15,17,21. Впоследствии они получили название промысла № 4.

В составе Ухтинской экспедиции в апреле 1930 г. была образована Печорская группа, которая включала : И. А. Жигаловский — уполномоченный группы, руководитель К. Г. Войновский-Кригер — геолог, С. П. Жемчужин — топограф, Г. И. Дмуховский — коллектор, Т. Карасев — стрелок военной охраны и 7 человек рабочих: Гвоздик, Шишаев, Кевелер, Цуркан, Коваленко, Будко и Кулиныч. Впоследствии геолог К. Г. Войновский-Кригер вспоминал : «На всем пути следования от Чибью до Медвежской местное население встречало идущих с редким радушием и гостеприимством... несмотря на конец апреля — начало мая погода стояла холодная, и по утрам морозы были так сильны, что приходилось бежать за санями бегом для согревания».

И. И. Косолапкин на буровой. 1930 г.

ogpu-8

Поскольку Печора еще не тронулась, Войновским-Кригером и Дмуховским был совершен маршрут по реке Большая Кожва на санях и лыжах с целью определения первых очертаний стратиграфии нижне-каменноугольных отложений этого района. После того как 28 мая лед на Печоре тронулся, стала возможна экспедиция по Малой Кожве для исследования выходов нефти. Это место оказалось в 80 км от устья, но нефть открыть не удалось. В результате их работ Печорская группа остановила свое внимание на районе Ыджыд-Кырты.

Одновременно из Москвы по линии Академии наук и Института изучения Севера направляются экспедиции А. А. Чернова и Н. Н. Иорданского с целью изучения верховьев реки Уса. Перед Н. Н. Иорданским была поставлена задача исследовать верховья реки Усы выше впадения в нее реки Косью. Из состава экспедиции была выделена группа, которую возглавил сын А. А. Чернова молодой геолог Г. А. Чернов, получивший задание исследовать бассейн реки Воркуты.

Н. Н. Иорданский с Г.А. Черновым направились вверх по реке Усе и, пройдя около 300 км, они достигли устья реки Воркуты, где и расстались. Н. Н. Иорданский пошел дальше вверх по реке Усе, а Г. А. Чернов начал изучение бассейна реки Воркуты. Река оказалась порожистой, трудной, и только на 85-120 км от устья были обнаружены многочисленные выходы каменноугольных пластов самого высокого качества. Так было открыто поздним летом 1930 г. знаменитое Воркутинское месторождение. Вернулась группа А. Чернова и Н. Иорданского в Москву 7 ноября. Образцы каменного угла сразу же были переданы на исследование. Таким образом, к осени 1930 г. Ухтинской экспедицией ОГПУ каменный уголь был обнаружен и в районе Средней Печоры, нижней Усы и на Воркуте, что и предопределило дальнейшую судьбу экспедиции.

За 1930 г. в работе Ухтинской экспедиции ОГПУ окончательно оформились три главных направления. Приказом № 23 от 23 января 1931 г. все пункты и командировки были разбиты на 3 группы: первая — с базой на реке Воя. Она охватила реки Большая и Малая Кожва, Щугор, Соплес. Временный начальник – заключенный И. А. Жигаловский; вторая — Леккем, Ишмыс, с базой в селе Намедь. Временно исполняющий должность начальника А. А. Аносов; и третья — реки Ярега, Чуть, Ручь-Йоль с базой в поселке А. Гансберга. Временно исполняющий должность начальника К. В. Эрдели.

Главный итог деятельности экспедиции в 1929-1930 гг. состоял в строительстве необходимой базы для резкого расширения добычи открытых экспедицией промышленных запасов нефти, радиоактивной воды и каменного угля. В 1929 г. велось только жилищное строительство, за год было построено 535 тыс. куб м. бараков и других жилых помещений. Но уже в 1930 г. объемы строительных работ возросли в 10 раз и составили 5983 куб.м, в том числе: жилищное строительство — 2406 куб.м, административное — 507 куб.м, транспортный склад — 543 куб.м, заводское и промышленное — 2447 куб.м. Помимо этого начато было и строительство нефтяных вышек. В 1929 году было построено 2 вышки, а в 1930 г. уже 10 вышек. В 1930 г. было пробурено 1270 метров, по сравнению с 234 м в 1929 г. В 1930 г. были сделаны и первые шаги по добыче и переработке открытой девонской нефти. Всего было добыто за год 88 тонн, переработано на установке А. Гансберга 44 тонны и получено 11 тонн керосина.

Панорама Чибью, 1931 г.
Фото из фондов музея УМЗ

ogpu-9

Самой острой для экспедиции в 1930 г. оставалась проблема связи с большой землей. Она была неустойчивой через Архангельск, устье Печоры, Ижму, экспедиция пополнялась рабочей силой и оборудованием. На 28 августа 1930 г. численность заключенных составила 492 человека. Только к концу 1930 г. удалось значительно увеличить численный состав экспедиции. На 31 декабря 1930 г. в составе экспедиции было 824 заключенных, из них 820 мужчин и 4 женщины. Причем на внешних работах за пределами базы Чибью было занято 445 человек, остальные на внутренних. Этого контингента было недостаточно при расширяющемся объеме работ. В 1930 г. развернулись работы по строительству грунтовой шоссейной дороги Усть-Вымь — Ухта, протяженностью 286 километров через лагпункт «Тобысь», и 12 января 1931 г. из Усть-Вымского лагеря прибыло

13 заключенных, начался прием грузов по новой дороге, хотя сохранился и старый путь через Ижму.

В результате работ Ухтинской экспедиции ОГПУ к 1931 г. были успешно решены следующие задачи: обнаружены промышленные запасы каменного угля и нефти, найдены пути получения радия из пластовых вод Ухтинского месторождения, возникла возможность формирования промышленной базы для Коми автономной области. Также найден был источник дешевой рабочей силы для промышленного освоения Коми края – использование принудительного труда.

Результаты деятельности Ухтинской экспедиции были высоко оценены руководством главного управления лагерями. Начальнику Ухтинской экспедиции Я. М. Морозу и всему руководящему составу за исключительную энергию и настойчивость, проявленную ими в выполнении трудной и большой государственной важности задачи, начальником ГУЛА Га была объявлена благодарность.

Ухтинская экспедиция ОГПУ, которая прибыла на р. Ухту 21 августа 1929 г. выполнила поставленные перед ней задачи. Именно от этой даты ведет отсчет нефтегазовая промышленность Республики Коми.

Л. Г. Борозинец