В. Маслов. Осенний Тиман (фрагмент)

1

Первыми художниками Ухты были репрессированные, которые привлекались к художественному оформлению выступлений агитбригад и театральных постановок культурно-воспитательной части Ухтпечлага, первых зданий, построенных в лагерном поселке Чибью. Среди художников были профессионалы, в том числе архитекторы, любители, которые рисовали портреты, пейзажи, декорации к спектаклям и концертам, плакаты, афиши и многое другое. К сожалению, работы многих из них не сохранились или представлены единичные экземпляры в коллекциях музеев и частных собраниях.

Среди первых художников Ухты довоенных лет и послевоенного периода исследователями названы А. П. Иванов, И. Я. Красный, Ю. В. Левин, Н. И. Михайлов, Н. А. Бруни, И. В. Алексеев, А. М. Левитан,Кустов, Ю. С. Веригин, Золотухин. Архитектор и художник И. П. Суханов отбывал срок в 1935-1938 гг. в Ухтпечлаге. Г. В. Гориневский, также архитектор и художник, был в заключении в 1937-1942 гг. в Ухтижемлаге и Воркутлаге. О большинстве известно пока немного.

По воспоминаниям З. Н. Жижимонтовой, И. В. Алексеев был художником Театра оперы и балета им. Кирова в Ленинграде. В 1935-1937 гг. в театре работал художник Лев Премиров, затем его перевели в ЦНИЛ. После отбытия второго срока уехал в Казахстан, где работал в Караганде в театре русской драмы. В 1943-1945 гг. художницей в театре работала Екатерина Терлецкая, уехала из Ухты. Архитектор Николай Павлович Жижимонтов в театре работал с 1943 по 1946 г. Был художником — постановщиком большинства спектаклей этого периода. Художник Золотухин работал в 1946 - 1949, оформил спектакли «Сорочинская ярмарка» и «Принцесса цирка». В 1957 г. к оперетте «Вольный ветер» декорации рисовал П. И. Вайнконис.

Блощинский Борис Витольдович 1921 — 8.08.1996. Родился в Петербурге. Окончил Мухинское училище. Участник Великой отечественной войны, награжден Орденом Красной Звезды. Репрессирован с фронта по ст. 58. Отбывал срок в Ухтижемлаге. Работал художником-оформителем. Персональная выставка состоялась в 1994 г. Похоронен в Ухте.

Вардаунис Эдгар Альфредович родился в Латвии 8.09.1910. Учился в Латвийской академии художеств, до ареста работал в Академическом театре оперы и балета Латвийской ССР в г. Рига. В Ухте работал художником в театре в 1945 – 1946 г.г. После освобождения вернулся в Ригу.

Гасилевский Николай Иванович родился в 1890 г. в г. Рига. С 8.10.1942 по 9.11.1952 отбывал срок в Ухтижемлаге, похоронен в Ухте.

Скульптор М. С. Житомирский упоминается в связи с работой вместе с Н. А. Бруни в 1936 г. над памятником А. С. Пушкину.

 2

Мотуза-Матузявичус Болеслав Зигизмундович

 

3

Миллер Николай Андреевич

 

4

Михайлов Николай Иванович

 

6

Первов Геннадий Максимович

 

7

Преображенский Николай Павлович

 

 

Ковнацкий Алоиз Михайлович до ареста проживал в Москве. В 1939 г. прибыл в Чибью и вышел из лагеря после окончания войны. Работал техником-рентгенологом в Ветлосяновской больнице, рисовал карикатуры, дружеские шаржи. Они хранятся в Ухтинском музее медицины. Оставался в Ухте до реабилитации, вернулся в Москву.

Кузнецов Александр Степанович родился в 1896 г. в Москве, учился во ВХУТЕМАСе у П. П. Кончаловского. Арестован в Москве в апреле 1937 г. Осужден 17 апреля 1937 г. Особым совещанием НКВД за контрреволюционную деятельность на 5 лет лагерей. Срок отбывал в Ухтпечлаге, 11 июня 1938 г. этапирован на Воркуту.

Мотуза-Матузявичус Болеслав Зигизмундович 24.12.1910 — ?

Арестован в г. Рига. Осужден в Бутырской тюрьме Москвы 9.08.1935 на 3 года за нелегальный переход границы, повторно получил 5 лет, затем срок увеличен до окончания войны. В Чибью Б. Мотуза прибыл 9.09.1935 г. 5В лагере его называли и записывали в документы по-разному – Матуза, Мотуза, Матусевич. Работал на ОЛП № 1 на буровых. В октябре 1936 г. попал на этап Чибью – Крутая. С 1937 г. работал в Чибью художником в Клубе – театре им. И. И. Косолапкина. Вместе с Н. И. Михайловым он оформил первую поставленную в театре оперу «Кармен». В конце 1937 г. снимал плакаты со здания театра и упал с 15-метровой высоты. Его поместили в больницу на Ветлосяне. Там он получил место в больничном корпусе и остался заведующим мастерской, где было 13 человек, до 1941 г. По воспоминаниям В. А. Самсонова, он был свидетелем, как во время заключения на лагпункте Ветлосян художник в свободное от работы время писал масляными красками северные пейзажи, которые расходились по лагерному начальству. Он устраивал выставки в кабинете физиотерапии у врача Я. И. Каминского. В июне 1941 г. получил еще одну травму. В 1945 г. его перевели в театр. Реабилитацию получил в 1958 г., уехал в Вильнюс, где работал в Литовской академии художеств и архитектуры.

Миллер Николай Андреевич, 1.05.1922 — 13.04. 1993.

Родился в Краснодарском крае. Учился в Рижской академии художеств. Участник Великой Отечественной войны, был в плену. Арестован в 1948 г. и приговорен к 25 годам лагерей. Освобожден и реабилитирован в 1956 г. Жил в Риге и Москве. В Ухтижемлаге создал серию работ, которые экспонировались на выставках в Городском дворце культуры (1989) и Доме творческих работников (1994). Автор барельефа на здании Ухтинского техникума железнодорожного транспорта.

Михайлов Николай Иванович

Окончил Казанское художественное училище. Член Московского областного союза художников. Осужден 15.03.1935 по статье 58 — 10. Расписывал клубы, пристани, вокзалы. В Чибью был художником лагерного театра. Художник-постановщик оперы «Кармен» в 1937 г. После расформирования труппы театра в 1939 г. работал в отделе оформления города, затем переведен в Воркуту. После освобождения выехал в Краснодар на работу главным художником театра, где вскоре умер при невыясненных обстоятельствах. Сохранилось несколько работ лагерного периода. В Сахаровском центре в Москве хранится картина художника Н. И. Михайлова – незаконченный портрет начальника Ухто-Печорского лагеря Я.М. Мороза.

Первов Геннадий Максимович 20.06.1924 — 26.02.2006. Родился в Пермской области. Учился в Тюменском военно-пехотном училище. Участник Великой Отечественной войны. Участник городских художественных выставок.

Преображенский Николай Павлович 2.05.1911 – 31.03.1979.

Родился в семье священника. Окончил курсы художников и курсы бухгалтеров. Арестован в г. Кимры 20.09.1937 и осужден по ст. 58. Срок отбывал в Ухтижемлаге в 1938 – 1947 гг. Работал начальником планового отдела в Дорожной ремонтно-эксплуатационной конторе «Ухтанефтегазгеологии». Выполнял копии картин известных художников.

Свешников Борис Петрович,1927 г.р.

Родился в дворянской семье в Москве. Учился в Московском институте декоративного и прикладного искусства. Арестован 9 февраля 1946 г. и обвинен в участии в террористической группе, готовящей покушение на Сталина. Участником этой же группы был Л. Е. Кропивницкий. В Ухтижемлаге был в заключении в 1947 — 1954 гг. Расписал фресками стены больницы лагпункта № 8, создал серию лагерных рисунков. В 1956 г. вернулся в Москву. В 2000 г. издан альбом «Лагерные рисунки Бориса Свешникова». Член Союза художников СССР.

Факты биографии художника Л. Е. Кропивницкого собраны А. И. Фоменко. Из публикаций ему стало известно, что 26 мая 2004 г. в Московских художественных кругах отмечался день памяти – 10-летие со дня смерти Льва Евгеньевича Кропивницкого – российского художника-живописца, графика, поэта.

Кропивницкий Лев Евгеньевич 27.08.1922 – 26.05.1994.

Л. Е. Кропивницкий родился в г. Тюмени, в семье московских художников Евгения Леонидовича Кропивницкого (1893-197?) живописца-экспериментатора в духе кубизма и футуризма, поэта и музыканта, ученика знаменитых мастеров Серова и Коровина. В 1920-х годах он руководил художественными мастерскими в ряде городов Севера, Урала и Сибири. Его мать О. А. Потапова – художница, прекрасно писавшая портреты акварелью и маслом. После рождения сына семья возвратилась в Москву.

Кропивницкий Л.Е. Флор и Лавр, 1967 © Фо

 

 

8

Кропивницкий Лев Евгеньевич

9

Первые уроки искусства маленький Лева брал у отца. Отец был главой так называемой лианозовской школы (кружка). Он сумел собрать вокруг себя тех, кто ценою жизни не соглашался работать и жить по чужой указке.

Бунтарский дух передался и Льву Евгеньевичу. Как бы в знак протеста против атмосферы дома, молодой Кропивницкий поступил в фототехникум. Первые уроки по искусству, которые дал отец, не прошли даром. В 1939 г он поступил в Московский институт прикладного и декоративного искусства (МИПиДИ).

С 1941 по 1944 год он был в действующей армии, на фронте, участвовал в боях под Воронежем, Сталинградом, Харьковом. После второго, очень тяжелого ранения, демобилизовался. Пройдя ужасы войны, страдания, жестокость, он вернулся в Москву, где продолжил учебу в институте. Но впереди его ждало новое грозное испытание.

В январе 1946 г. по сфабрикованному делу 3 Главным Управлением Контрразведки МГБ СССР была арестована группа студентов Московского института прикладного и декоративного искусства, которые обвинялись в участии в антисоветской террористической организации. Среди них был и Лев Евгеньевич Кропивницкий, который, как и другие товарищи по несчастью, ничего не знал об организации.

В обвинительном заключении по следственному делу № 1661 от 12 октября 1946 г., показания проходивших по делу стараниями чекистов превратились в чудовищные обвинения, подтверждающие версию следователя о террористической организации.

26 декабря 1946 г. постановлением Особого совещания при МГБ СССР все «участники организации» были приговорены к заключению в исправительно-трудовые лагеря. Кропивницкого Л.Е. по ст.19-58-8, 58-10 и 58-11 УК РСФСР приговорили к 10 годам ИТЛ.

Путь от Москвы до Ухты – по этапу от одной пересыльной тюрьмы в другую длился больше месяца. В набитых до отказа столыпинских вагонах сталкивались люди самых разных судеб и характеров: солдаты, офицеры армии Власова, бандиты, воры, члены запрещенных сект, украинские националисты, политические – такие же «террористы», как Кропивницкий и его товарищ по институту Борис Свешников.

После прибытия в Ухту – Ухтижемлаг сокурсникам повезло. Их определили в 15 лагпункт. Заключенные рубили лес и прокладывали газопровод Ухта – Войвож. Работали по 12 часов в сутки. Зимой при сорокаградусном морозе, летом в тучах ядовитой мошкары. Иногда после общестроительных работ некоторых художников лагерное начальство привлекало к исполнению живописных работ, портретов своей семьи, копий передвижников, наглядной агитации.

Из воспоминаний бывших заключенных и их стражей известно, что художники тайком рисовали кое-что на маленьких листках, но о лагерных работах Льва Евгеньевича ничего не известно.

После Ухты Кропивницкий заканчивал отбывать свой срок в г. Балхаш Карагандинской области в Казахстане до освобождения в 1954 году без права выезда.

После освобождения он работал режиссером и художником в городском доме культуры, руководил изостудией и искал свой творческий путь. По воспоминаниям Льва Евгеньевича, «именно здесь в 1955-56 годах у меня зародилась идея работы в абстрактных формах. В песках Казахстана за пять тысяч километров от Москвы я делал свои первые опыты…»

Кропивницкий вернулся в Москву после реабилитации в 1956 году. Он принимал активное участие в художественной жизни Москвы. Работал в комбинате декоративно-оформительского искусства, где создавал красочные афиши, экспозиционные дизайны литературных музеев Л. Н. Толстого в Ясной поляне, А. С.Пушкина в Москве, А. Н. Островского в Щелокове, проекты экспозиций международных выставок в США, Франции, ЧССР и многие другие. Занимался декоративным искусством, участвовал в выставках, работал как книжный график, создавал дизайн и иллюстрации к томам стихов В. Брюсова и П. Элюара. На протяжении длительного времени он создал серии беспредметных композиций в духе абстрактного экспрессионизма.

Лев Кропивницкий — участник многих российских и зарубежных выставок. В 1973 г. был принят в Союз художников СССР. После двадцатилетней работы в графике возвратился к более активной работе в живописи на принципиально новой основе экспрессии, использования парадоксальности и абсурдности, сюрреализма.

Параллельно работал над оформлением книг стихов. В конце 1980-х создал цикл офортов. Сложившийся на подмосковной станции Лианозово «Лианозовский кружок» вокруг семьи Кропивницких сыграл важную роль возрождения российского модернизма и авангарда в период оттепели. Среди его друзей были художники О. Рабин, Н. Вечтомов, Л. Мастеркова, В. Немухин, Б. Свешников,Э. Неизвестный. Возможно, его работы найдутся в частных коллекциях где-либо в Республике Коми или за ее пределами.

Штейнберг Аркадий Акимович, 1907-8.08.1984.

Родился в г. Одесса. В Москве занимался в студии К. Юона, учился во ВХУТЕМАСе. В 1944-1952 гг. находился в Ухтижемлаге.

Очерк о художнике и поэте А. А. Штейнберге принадлежит Павлу Иринину (О. Гурвичу), который также отбывал срок в Ухтижемлаге: «Летом 1947 года на Ветлосяне появился человек с лихо закрученными кверху пышными казацкими усами (вскоре он их сбрил). Одет он был во все военное. Гимнастерка с подшитым белым воротничком, перепоясанная широким удобным ремнем, была новой так же, как и брюки-галифе. Голову покрывала мохнатая папаха, а на ногах красовались до блеска начищенные хромовые сапоги.

 А. Штейнберг. Город большого петуха, 1983. © Фо

 

 

 

11

Штейнберг Аркадий Акимович Фото из архива УПОО «Мемориал»

10

У человека были быстрые, но не развязные движения, говорил он низким баритоном, приятного тембра — просто, доброжелательно, убедительно. В его манере держаться, вести беседу и подавать себя, было что-то театральное, но чуть-чуть, в меру, не нарушавшее обаяния его личности. Он только что появился в лагере и сразу стал центром внимания и притяжения.

Я искал общения с Аркадием Акимовичем Штейнбергом, ставшим потом на много лет моим другом. Акимыч, — так называли его обычно, — пару дней переночевал в общем бараке (лучшем из имевшихся). На удивление всем он снял обмундирование, положил его рядом на тумбочку, покрытую свежей газетой, поодаль поставил сапоги и спокойно лег спать, не боясь воров. Как оказалось, он успел выяснить отношения с главным вором и стал для блатных «человеком в законе». Каким образом московский литератор, поэт-переводчик, член Союза писателей СССР с 1934 года, художник, скульптор и музыкант превратился в «одесского вора» — для меня до сих пор загадка. Воры приняли его за своего, доверяли ему и создавали льготные условия существования.

В заключение Акимыч попал за подобранную на фронте немецкую листовку: получил восемь лет от Особого совещания.

Первые дни Акимыч на работу не ходил, но никто его не тревожил, а затем главврач Каминский сделал его своим секретарем. Став «законным» лагерным придурком, Акимыч получил отдельную «квартиру» в первом этаже главного терапевтического корпуса больницы. Итак, за несколько дней Акимыч сделал головокружительную лагерную карьеру. Отдельных кабинок – «квартир» было несколько в лагере. Все они предназначались для высшей лагерной элиты. «Квартира» Акимыча состояла из комнаты и небольшого тамбура. Она была совершенно автономна, с выходом на небольшую полянку. Печку топил дневальный...

У Акимыча было тепло и уютно: койка, покрытая свежим одеялом, и стол с клеенкой; стулья, табуретка. А вскоре появился этюдник, краски, мольберт и прочие принадлежности. Акимыч работал. Низко спускалась лампа в абажуре собственного изготовления — создавался мягкий теплый колорит. Нам — лагерникам, давно не знавшим домашнего уюта, зайти к Акимычу было все равно, что прийти в гости к товарищу в обычных городских условиях.

Комната была довольно большой, так что следовало ожидать подселенца. Им вскоре оказался фельдшер (фамилию не помню). Высокий долговязый парень — западный украинец — честный и постный. Искусства он не понимал, с примитивной прямолинейностью говорил о женщинах и пел, фальшивя, украинские песни. Акимыч иногда аккомпанировал ему на гитаре, но долго не выдерживал и вешал гитару на стенку.

Штейнберг немало способствовал моему душевному выздоровлению. Я стал оптимистичнее смотреть в будущее, поверил в себя, возобновил писание стихов. Стихи были весьма несовершенны: плохой язык, неуклюжая форма, а подчас и элементарная безграмотность. Но поэзией я тогда жил, и Акимыч понимал, что меня следует поддержать. Как-то он сказал особенно серьезно: «Все, что вы пишете сейчас,– это упражнения. Но вы будете хорошим поэтом». Акимыч умел сводить плохое настроение на нет. Однажды я посетовал на судьбу. Он посерьезнел и возразил: «Вы ведь живы. Не всем удалось пережить войну. Себя, например, я считаю счастливчиком».

После приезда на Ветлосян литературного критика Петра Антоновича Иоделиса и художника Бориса Петровича Свешникова встречи с Акимычем стали реже. Борис Свешников поглотил внимание Акимыча. Да это и неудивительно: Свешников создавал, по-моему, гениальные творения — акварели, картины маслом, графические работы, портреты, небольшие карандашные зарисовки. Встреча двух художников была событием в жизни каждого из них. Акимыч и Борис разнились во многом: остроумный, веселый, темпераментный и самоуверенный Акимыч и сдержанный, меланхоличный, аскетичный, живущий целиком внутренней духовной жизнью, Борис Свешников. Акимыч был разносторонне талантлив, любое дело осваивал с ходу. Борис жил только живописью. Все остальное как бы для него не существовало. Возможно, он ни к какому занятию, кроме живописи, был неспособен. Акимыч любил крепкие русские выражения, но при этом был совершенно лишен пошлости... Умение видеть людей, ценить их, нравиться им, у Акимыча было развито в высшей степени; Свешников ни с кем близко не сходился. Отношение Акимыча ко мне оставалось хорошим, с некоторым покровительственным оттенком. Это не обижало: Акимыч был старше меня на 14 лет, обладал большими знаниями и опытом жизни, которыми делился со мной.

А. Штейнберг, Праздник, 1975. © Фо

12

Акимыч великолепно справлялся с обязанностями секретаря Каминского, но сам медицинского образования не имел.

Неожиданно пришло разрешение организовать курсы медсестер-медбратьев на Ветлосяне. Мы с Акимычем их окончили. Вскоре освободилось место патологоанатома. Акимыч прочитал немало медицинской литературы, ассистировал, практиковался... И вот — его назначают старшим прозектором, а меня — его помощником.

Много раз Аркадий Акимович читал мне стихи русских поэтов, свои оригинальные и переводы. Особенно любил Маяковского, Блока, Пастернака, Иннокентия Анненского. Читал потрясающе. Никогда не слышал такого выразительного чтения ни от кого. Ругаю себя, что не записал его чтение на магнитную ленту.

В Москве я бывал наездами и почти каждый раз виделся с Акимычем.

В 1977 году я посетил Акимыча вместе с сыном. Акимыч получил деньги за перевод Мильтона, купил рояль, фисгармонию, моторную лодку, приобрел дачу на Волге. Он играл нам на фисгармонии Баха и Моцарта, читал стихи, острил, был весел. Собирался навестить его и осенью 1984 года... Но 8 августа Аркадий Акимович Штейнберг умер».

В послевоенное время неповторимый облик города 1940-1950-х годов запечатлели живописные работы одного из архитекторов Ухты Л. И. Константиновой. Часть из них хранится в фондах Ухтинского историко-краеведческого музея.

В газете «Ухта» 14 мая 1960 г. была опубликована статья В. Агалакова «Городу нужна художественная мастерская»: «Вопрос об организации в Ухте общества художников и открытие мастерской назрел давно. В 1956 году городской совет ДСО «Динамо» пытался осуществить это, но не смог для мастерской найти помещения. В 1958 году при горисполкоме было организовано отделение общества художников. В течение двух лет его члены пытались где-нибудь разместиться, но безуспешно. Впоследствии общество было ликвидировано. Художники Ухты снова остались, как говорится, у разбитого корыта».

В 1960-1970-х годах в статьях о выставках часто встречаются фамилии Ф. И. Гореликова и М. Маштакова. Федор Иванович Гореликов – самодеятельный художник, работал конструктором на УРМЗ. Наиболее известна серия его картин «Сидоровские казармы в 1908 году», «Варваринский промысел инженера Гансберга», «Чайный домик в Ухте в 1929 году». Для своего завода он рисовал ряд репродукций с картин знаменитых художников: «Дубовая роща» Шишкина, «Радуга» Айвазовского, «Ленин в Смольном» Бродского. Картины Федора Ивановича выставлялись в Дни культуры и искусства Ухты в Сыктывкаре. В 1974 г. в Москве на Всесоюзной выставке самодеятельных художников за картину «Нефтепровод в Ухте» он был награжден Почетной грамотой выставочного комитета.

Художник-любитель М. Маштаков работал начальником планового отдела Войвожского нефтепромыслового управления. Наиболее известны его этюды «Войвож, весна», «Розовая весна», «Вечереет», Зимнее утро», «Облака». «Эти грамотные по живописи полотна наполнены суровой правдой отображения природы северного края», — читаем в статье Н. Жижимонтова и П. Мурзина «Путь к мастерству в газете «Ухта» за 4 июня 1959 г. Работы Маштакова демонстрировались в выставочных залах Ухты, Сыктывкара. Картины «Буровая на Севере» и «Войвож осенью» экспонировались в Москве.

В. Кислов. Закат на реке Вычегде. 2000 г.

 

13

Кислов Вячеслав Николаевич. Родился 19 ноября 1938 г. в г. Иваново. Окончил Ивановское художественно-педагогическое училище. В Республике Коми с 1965 г. Член Союза художников СССР (1970). Лауреат премии Коми комсомола (1972).

14В те годы в Ухте было немало одаренных самодеятельных художников, имена которых изредка упоминались в газетных публикациях.

В 1965 г. ухтинские художники А. П. Бухаров, В. Н. Кислов и В. С. Шустов, Е. С. Нейшпапа приняли участие в осенней выставке работ художников Коми АССР, а на следующий год – в республиканской выставке «Молодые художники Коми АССР». С тех пор участие ухтинских художников в республиканских выставках становится регулярным.

27 октября 1972 г. в Сыктывкаре открылась выставка профессиональных и самодеятельных художников Ухты. В ней принимали участие В. Шустов, А. Хохлев, Ф. Гореликов, В. Богданов, А. Нижельский, Н. Гасилевский, В. Кислов, А. Фоменко, В. Гончаров. Серия работ А. Нижельского была посвящена нашему городу.

В 1970-х гг. в газете «Ухта» неоднократно поднималась проблема художественных мастерских. Помещение ухтинской бригады Коми отделения художественного фонда располагалось по ул. 40 лет Коми, 10. Возглавлял бригаду художник А. А. Богданов. В начале 1970-х первые творческие мастерские были в подвале дома по пр. Ленина, 6. Там работали В. С. Шустов, В. Н. Кислов, А. И. Фоменко. Мастерская занималась художественным оформлением города и поселков, предприятий и учреждений Ухты. В 1975 г. художники получили специальное помещение в доме № 1 по проспекту Космонавтов под личные мастерские.

Е. Нейшпапа. В ожидании весны

 

 

15

Нейшпапа Евгений Степанович 11.08.1938 – 15.06.2005. Родился в г. Киев. Окончил Московский Архитектурный институт (1966). В Ухте с 1969 г. Работал главным архитектором Печорнипинефти, Севернипигаза, г. Сосногорск. Был доцентом кафедры «Архитектура» Ухтинского государственного технического университета. Участник более 200 выставок, начиная с 1952 г. Член Союза архитекторов РФ (1976), член Союза мастеров РК (1993), член Союза художников и графиков ЮНЕСКО. Похоронен на Крохальском кладбище Ухты.

 

20

Бухаров Анатолий Павлович 5.01.1931 – 20.06.1995.Родился в с. Перевоз Зиминского р-на Иркутской обл. Окончил Иркутское художественное училище (1957), Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина. Участник республиканских выставок с 1963 г. Член Союза художников СССР (1965). В Ухте работал с 1973 г. Похоронен на Куратовском кладбище Ухты.

16В 1980 г. группа художников приняла участие в Днях культуры Ухты в Сыктывкаре. Творческий отчет Ухты послужил толчком к созданию объединения. В газете «Ухта» была опубликована статья В. Г. Богданова «Художники ждут поддержки». В ней говорилось: «Никогда раньше не представляли так широко на суд зрителей свои произведения художники Ухты. Выставка имела положительный резонанс – о ней тепло отзывались зрители, ей дали хорошую оценку специалисты. Словом, можно было воочию убедиться, какими великолепными потенциальными возможностями в области изобразительного искусства располагает Ухта. Настала пора известить ухтинцев о рождении еще одного самодеятельного союза: создали свое творческое объединение художники города. Программа, которую разрабатывает эта молодая организация, нацеливает на многое, и, прежде всего на то, чтобы обеспечить самодеятельному объединению общественную значимость и весомость». Тогда была предпринята попытка организации, она просуществовала недолго и распалась.

В конце 1983 г. была организована первая городская выставка работ профессиональных и самодеятельных художников «Ухте – 40 лет». Четырнадцать авторов вынесли на суд ухтинцев свои работы. Среди них хорошо известные художники А. Бухаров, В. Шустов, В. Богданов, В. Маслов, Г. Куракин, В. Васяхин, а также В. Андреев, О. Богданова, В. Вохмин, В. Лисаускас, Я. Мутер, О. Попова, А. Фоменко, А. Воронов. Выставка стала большим событием в культурной жизни города. Участник выставки В. Богданов в статье «Первая встреча» 4 января 1984 г. отозвался о ней так: «Сегодняшняя выставка показала, что художники Ухты располагают большими потенциальными возможностями, которые еще мало используются. Она доказала, что местные художники морально подготовили почву для создания в городе творческой организации». И тогда было принято решение о создании ТОХа, а вскоре выработан устав и составлен план работы на год.

 

17 18
А. П. Бухаров. Весна. 1978 г.
19
А. П. Бухаров. За работой 1969 г. А. П. Бухаров. Есть нефть! 1979 г.

  

Слева направо. Верхний ряд: В. Шустов, И. Семкив. Средний ряд: А. Хохлев, В. Макоедов, А. Бухаров, А.Бычков. Нижний ряд: В. Кислов. Середина 1980 –х гг. © Фо

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

22

Куракин Геннадий Иванович

21

28 января 1984 г. в городе родилось Творческое объединение художников (ТОХ). Это были преподаватели Детской художественной школы, художники предприятий и организаций города, успевшие зарекомендовать себя интересными работами: В. Н. Андреев, Н. К.Беккер, В. Г. Богданов, О. В. Богданова, А. П. Бухаров, В. И. Васяхин, В. Г. Вохмин, Г. И. Куракин, В. Ю. Лисаускас, Я. Б. Мутер, О. Н. Попова, А. И. Фоменко, В. С. Шустов. Председателем был избран В. Н. Маслов, членом совета А. Фоменко, секретарем В. Богданов. Затем к ним присоединились О. Астальцева, Л. Ю. Вохмина, А. В. Гудков, С. В. Соболев, Н. Е. Воробьева, В. П. Видяскин, С. Н. Жуков, В. Н. Канев, Е. С. Нейшпапа, И. М. Семкив, С. В. Токмаков, Е. Н. Черепанова, А. Ю. Воронцов, В. А. Егоров, В. В. Тазалов, А. В. Тимушев.

Первое упоминание о деятельности ТОХа прозвучало в статье В. Богданова «Красок весенний мажор», опубликованной в газете «Ухта» 24 апреля 1984 г.: «Нынешняя выставка – это и своего рода творческий дебют созданного в текущем году и успешно начавшего работать объединения местных художников».

В объединении насчитывалось около тридцати художников, работающих в различных жанрах изобразительного искусства. В течение двадцати лет ежегодно устраивались городские выставки, на которых горожане могли познакомиться с работами тоховцев. Они были постоянными участниками республиканских вернисажей, вышли на международный уровень.

В течение двадцати пяти лет работы объединения его возглавляли В. Н. Маслов, Е. С. Нейшпапа, А. В. Тимушев, И. В. Палладьева.

Герб г. Ухты. 1979 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

24

Шустов Валерий Семенович. Родился в 1939 году в городе Иваново. Образование получил в Ивановском художественном училище. В 1964 году приехал в Ухту уже сложившимся мастером. Его имя в Ухте хрестоматийно. Им написана целая галерея портретов передовиков труда и просто знаменитых ухтинцев. Его творческий метод — соцреализм. Его герой — человек труда. В пейзажах В. Шустова и музыка, и поэзия слиты воедино. Валерий Семенович — мэтр, он участник самых престижных выставок: республиканских, зональных. Пейзажи В. Шустова вошли в альбом русского пейзажа наряду с работами Левитана и Нестерова. В 2007 году работы В. Шустова опубликованы в каталоге «Современное искусство России».

 

 

 

 

 

 

29

Маслов Владимир Николаевич. Родился в 2.01.1953 г. Окончил графическое отделение Костромского педагогического института. В Ухте с 1962 г. Профессор кафедры архитектуры Ухтинского государственного технического университета. Член Союза художников России.
Фото А. Скорнякова

 

30

Васяхин В. И. Композиция «Рыбаки»

 

 

 

31

Васяхин Виктор Иванович родился 24.03. 1961 г. в Тамбовской области. Окончил школу богородской резьбы. В Ухте с 1981 г. Член ТОХа с 1984 г. Член Союза мастеров декоративно-прикладного искусства РК с 1994 г. Член Союза художников и графиков ЮНЕСКО. Участник всех городских художественных выставок с 1981г.; участник Республиканских выставок с 1994 г. В 1998 г. присвоено звание « Мастера года» по итогам республиканской выставки декоративно – прикладного искусства.  Участник Всероссийских и зональных выставок. Композиция «Рыбаки» находится в Золотом фонде Союза мастеров РК. Член Союза художников России (2005).

23В 1979 г. художником Геннадием Ивановичем Куракиным создан герб г. Ухты.

В феврале 1979 г. в городской газете «Ухта» исполком городского Совета народных депутатов опубликовал условия открытого конкурса на разработку эскиза герба города. Жюри конкурса возглавил председатель исполкома А. И. Зерюнов.

12 мая в газете были опубликованы итоги конкурса. Первое место занял художник Г. И. Куракин, тогда он работал на Ухтинском ремонтно-механическом заводе. Как было отмечено, его проект отличался лаконизмом, строгостью цветового решения, оригинальностью замысла. Этот герб был утвержден в качестве официального.

Вторая премия присуждена А. Г. Станиславову, художнику Ухтинского механического завода, две третьих – В. В. Котову и А. И. Фоменко. Жюри отметило также работы самодеятельных ухтинских художников – главного строителя института «ПечорНИПИнефть» Б. С. Моносова, инженера-картографа СГЭ № 10 территориального геологического управления В. П. Торлопова, старшего инженера УГРЭ Г. Г. Шайдуллина, газорезчика механического завода Н. А. Давыдова. Им были присуждены поощрительные премии.

Основа герба – щит с соотношением сторон 4:5. По вертикали щит разбит на два сектора в соотношении 1:6. Верхний (меньший) сектор окрашен в голубой цвет, нижний (большой) — в красный цвет. Цвета секторов соответствуют цветам флагов РФ и РК. В верхнем поле щита – надпись «Ухта» белого цвета. В красном поле щита – стилизованное изображение ели (символ лесной и лесообрабатывающей промышленности). Контур ели зеленого цвета, поле – белого. В нижней части ели – стилизованный коми орнамент в виде полосы голубого цвета. Внутри поля ели – символическое изображение буровой вышки черного цвета с голубой планкой (символ нефтегазовой промышленности и геологии). В средней части вышки дата преобразования рабочего поселка в город –«1943» (серого цвета). На фоне нижней части вышки – символическое изображение раскрытой книги белого и голубого цветов с черным контуром (символ науки, культуры и образования) и мастерок черного цвета (символ строительства). Оси симметрии ели, вышки, книги, мастерка, орнамента и надписей совпадают с вертикальной осью симметрии щита. Щит заключен в рамку золотистого цвета.

25
В. Шустов. Алешка

В 1989 г. членами ТОХа В. Тимушевым и В. Васяхиным создан памятный знак участникам гражданской войны в селе Изваиль.

В 1997 г. они вместе с В. Масловым выполнили реставрацию скульптуры А. С. Пушкина работы Н. А. Бруни и подготовили формы для отливки бронзовой копии памятника.

27 октября 1995 г. состоялась первая в истории Ухты городская выставка – конкурс «Зеркало» на лучшее произведение искусства.

Картины художников украшают стены многих предприятий и учреждений города, многие куплены и увезены в страны ближнего и дальнего зарубежья. Ухтинские художники передали летом 1995 г. в дар городскому Центру помощи семье и детям восемь картин, а в 1996 – четыре работы Дому ребенка.

Галерею портретов председателей исполкомов с 1939 г. и почетных граждан Ухты создал В. С. Шустов. Они размещены в здании администрации города.

Площади города под новый год украшают скульптурные композиции из снежных фигур. Снежные городки стали традиционной приметой новогодних праздников. Над их созданием на Комсомольской площади работали В. Васяхин, В. Богданов, А. Тимушев, В. Маслов, А. Докучаев.

26 28
В. Маслов, Зеленая бутыль В. Маслов. Продавец яблок. 1999 г.
27  
В. Маслов, Графинчик  

В 2002 – 2003 гг. Комитет Государственной думы России по проблемам Севера и Дальнего Востока совместно с Советом деятелей культуры России издали двухтомник «Север России: 21 век». В нем представлены материалы об ухтинцах А. Тимушеве, Е. Нейшпапа, В. Маслове.

Репродукции работ и сведения о В. Кустове, В. Маслове, В. Васяхине вошли в каталог выставки лучших мастеров живописи Северо-Запада России в Вологде в 2003 г.

В 2005 г. ТОХ в результате реорганизации стал Ухтинским филиалом Творческого союза художников России, председателем избрана И. В. Палладьева.

В городе работает немало мастеров декоративно-прикладного искусства. В апреле 1996 г. в Ухте состоялось собрание художников, которые объединились в Ухтинское отделение Союза мастеров традиционных народных ремесел и художественных промыслов. В него вошли В. Бушенев, В. Васяхин, В. Вохмин, А. Докучаев, О. Докучаева, А. Кустов, В. Кустов, О. Попов, И. Пушина, Е. Нейшпапа. Первым председателем избран В. Васяхин, а затем В. Кустов.

Первая выставка Ухтинского отделения Союза мастеров открылась в выставочном зале Детской художественной школы 11 октября 1996 г. Ухтинцы ежегодно участвовали в выставках декоративно-прикладного искусства в Сыктывкаре и были удостоены звания «Мастер года» по их итогам — В. Васяхин в 1997 г. и В. Кустов в 2001. В 1999 г. они стали дипломантами II Всероссийского фестиваля декоративно – прикладного искусства «Буян – остров» в г. Дагомыс. В 2000 г.

В. Бушенев стал лауреатом Государственной премии Республики Коми.

Главными художниками города Ухты в разное время работали Ю. А. Егоров (4.01.1971 – 1.11.1971), В. П. Филиппов (1.11.1971 – 3.10.1972), С. П. Никифоров (22.08.1978 – 22.08.1984), О. В. Нечаев (1989 – 25.01.1993), А. И. Фоменко (25.01.1993 – 27.05.2005).

И. Д. Воронцова

32

Сидят слева направо: В. Вохмин, В. Богданов, Н. Воробьева, В. Васяхин, В. Маслов, С. Токмаков. Стоят слева направо: А. Гудков, В. Вохмина, А. Докучаев, О. Докучаева, В. Шустов, А. Фоменко, В. Андреев, С. Жуков, О. В. Богданов, В. Канев. © Фо